На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

ни разу не грабил ни отечества, ни пенатов! А
стоило только чуточку руку кое-куда запустить, и был бы богат и славен!
     Т р и л е ц к и й. Похвально, но не нужно, отец, хвастать!
     И в а н  И в а н о в и ч.  Не хвастаю я,  Николай!  Поучаю, дети мои!
Вразумляю... За вас ответ перед творцом дам!
     Т р и л е ц к и й. Куда это вы?
     И в а н  И в а н о в и ч. Домой. Провожаю вот эту жужелицу... Проводи
да проводи... Ввязалась... Вот и провожаю. Самой страшно. Я провожу ее, да
опять сюда приду.
     Т р и л е ц к и й. Разумеется,  приходи.  (Саше.)  И тебе дать?  На и
тебе, и тебе на! Три целковых! Тебе три целковых!
     С а ш а. Прибавь кстати и еще два.  Мише на летние панталоны куплю, а
то у него только одни.  А хуже  нет,  как  иметь  одни!  Во  время  стирки
приходится надевать суконные...
     Т р и л е ц к и й. Я ему никаких бы не дал,  ни летних,  ни суконных,
если бы это от меня зависело:  ходи, как знаешь! Но что с тобой поделаешь?
На, возьми еще два! (Дает деньги.)
     И в а н  И в а н о в и ч.  О чем бишь я? Да... Как теперь помню... Ну
да...  В генеральном штабе служил, дети мои... Я головой против неприятеля
действовал,  мозгами  турецкую кровь проливал...  Штыка не знаю,  нет,  не
знаю... Ну да...
     С а ш а. Что же мы стоим? Пора уже. Прощай, Коля! Идем, папа!
     И в а н  И в а н о в и ч.   Постой!   Замолчи   ты    Христа    ради!
Тар-тар-тар...  Цысарка!  Шкворец!  Вот как жить надо,  дети мои!  Честно,
благородно,  беспорочно...  Ну да,  ну  да...  Владимира  третьей  степени
получил...
     С а ш а. Будет тебе, папа! Пойдем!
     Т р и л е ц к и й. Мы и без  разглагольствований  знаем,  что  ты  за
человек... Ступай, провожай!
     И в а н  И в а н о в и ч.  Умнейший  ты человек,  Николай!  Быть тебе
Пироговым!
     Т р и л е ц к и й. Ступай, ступай...
     И в а н  И в а н о в и ч.  О чем бишь я?  Да...  Видал я  Пирогова...
Когда  еще  в  Киеве был...  Ну да,  ну да...  Умнейший человек...  Ничего
себе...  Так я иду... Идем, Сашурка! Я, дети, ослабел... На панихиду похож
стал... Ох, господи, прости нас, грешных! Согрешихом, согрешихом... Ну да,
ну да...  Грешен,  деточки!  Теперь Мамону служу,  а в молодости  богу  не
молился.  Базаристей меня и человека не было...  Материя! Штоф унд крафт!*
Ах,  господи...  Ну да...  Молитесь, деточки, чтоб я не умер! Ты уж пошла,
Сашурочка? Где ты? Вот где ты... Идем...
     _______________
     * Материя и сила (нем. Stoff und Kraft).

                      Анна Петровна смотрит в окно.

     Т р и л е ц к и й. А  сам ни с места...  Зарапортовался малый...  Ну,
ступайте! Мимо мельницы не ходите, собаки порвут.
     С а ш а. На тебе, Коля, его фуражка... Отдай ему, а то простудится...
     Т р и л е ц к и й (снимает фуражку и надевает ее на  отца).  Шествуй,
старче! Налево кругом... марш!
     И в а н  И в а н о в и ч. По-лу-о-брот нааале... вво! Ну да, ну да...
Справедлив ты,  Николай!  Видит бог,  что ты справедлив!  И Михайло, зять,
справедлив!  Вольнодумен, но справедлив! Иду, иду... (Идут.) Идем, Саша...
Ты идешь? Дай я тебя понесу!
     С а ш а. Вот еще глупости!
     И в а н  И в а н о в и ч.  Дай я тебя понесу!  Всегда я мать носил...
Несу,  бывало,  а сам качаюсь...  Раз с пригорка загремел с ней  вместе...
Засмеялась только, голубка, ничуть не рассердилась... Дай я тебя понесу!
     С а ш а. Не выдумывай...  Надень картуз как следует.  (Поправляет ему
фуражку.) Какой ты еще молодец у нас!
     И в а н  И в а н о в и ч. Ну да, ну да...

               Уходят. Входят  П е т р и н  и  Щ е р б у к.


                                ЯВЛЕНИЕ IV

             Т р и л е ц к и й, П е т р и н  и  Щ е р б у к.

     П е т р и н (выходит  из дому под руку с Щербуком).  Положи ты передо
мной пятьдесят тысяч,  и я украду...  Честное  слово,  украду...  Лишь  бы
только  ничего  за  это  не  было...  Украду...  Положи перед тобой,  и ты
украдешь.
     Щ е р б у к. Не украду, Герася! Нет!
     П е т р и н. Положи рубль,  и рубль украду!  Честность!  фи-фи!  Кому
нужна твоя честность? Честный значит дурак...
     Щ е р б у к. Я дурак... Пускай я дурак...
     Т р и л е ц к и й. Нате вам, старцы, по рублю! (Дает им по рублю.)
     П е т р и н (берет деньги). Давайте...
     Щ е р б у к (хохочет и берет деньги). Merci, господин доктор!
     Т р и л е ц к и й. Напузырились, господа почтенные?
     П е т р и н. Малость...
     Т р и л е ц к и й. А это вам еще по рублю на поминовение  душ  ваших!
Ведь  грешны?  Берите  же!  Вам  бы  по  кукишу следовало,  да так уж ради
праздника... расщедрюсь, черт возьми!
     А н н а  П е т р о в н а  (в  окно).  Трилецкий,  дайте  и мне рубль!
(Скрывается.)
     Т р и л е ц к и й. Вам не рубль,  а  пять  рублей,  генерал-майорская
вдова! Сейчас! (Уходит в дом.)
     П е т р и н (смотрит на окно). Скрылась фея?
     Щ е р б у к (смотрит на окно). Скрылась.
     П е т р и н. Не терплю!  Нехорошая женщина!  Гордыни много... Женщина
должна быть смирная,  уважительная...  (Качает головой.) Видал Глагольева?
Вот тоже еще чучело!  Сидит,  как грыб,  на одном месте, молчит да глазами
лупает! Разве так ухаживают за дамами?
     Щ е р б у к. Женится!
     П е т р и н. Когда  он  женится?  Через  сто  лет?   Покорнейше   вас
благодарю! Через сто лет мне не нужно.
     Щ е р б у к. Не нужно,  Герася,  жениться ему, старику... Женился бы,
коли уж так жениться понадобилось, на какой-нибудь простушечке... И он для
нее не годится... Она молодая, огненная, дама европейская, образованная...
     П е т р и н. Вот ежели б женился!  То есть так мне этого хочется, что
и выразить словесно не умею!  Ведь у них ровно ничего нету от самой смерти
покойничка  генерала,  царство  ему небесное!  Есть у ней шахты,  да на те
Венгерович метит...  Где мне с Венгеровичем тягаться?  Что я  теперь  могу
получить по векселям с них? Протестуй я теперь, что я получу?
     Щ е р б у к. Nihil*.
     _______________
     * Ничего (лат.).

     П е т р и н. А ежели она замуж за Глагольева пойдет, то я буду знать,
с  чего  мне  получить...  Векселя сейчас протестую,  запрещение наложу...
Небось не даст пасынку погибнуть,  выплатит! Эх-ех-ох! Исполнись, мечтание
мое! Шестнадцать тысяч, Павочка!
     Щ е р б у к. А мне три тысячи...  Приказывает  моя  кочерга,  чтоб  я
получил...  Как  я  получу?  Не  умею я получать...  Это не мужики...  Это
друзья... Пусть сама едет сюда и получает... Пойдем, Герася, во флигель!
     П е т р и н. Зачем?
     Щ е р б у к. К дамскому полонезу баллады нашептывать...
     П е т р и н. А Дуняша во флигеле?
     Щ е р б у к. Там.  (Идут.)  У  них  веселей...  (Поет.)  Ах,  как   я
несчастлив, перестав жить в нем!
     П е т р и н. Тик-ток,  тик-ток...  (Кричит.) Да-с!  (Поет.) Год новый
радостно встречаем в собранье искренних друзей...

                                 Уходят.


                                ЯВЛЕНИЕ V

         В о й н и ц е в  и  С о ф ь я  Е г о р о в н а  выходят
                             из глубины сада.

     В о й н и ц е в. О чем ты думаешь?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Право, не знаю.
     В о й н и ц е в. Ты   чуждаешься   моей  помощи...  Неужели  я  не  в
состоянии помочь тебе? Что за тайны, Софи? Тайны от мужа... Гм...

                                 Садятся.

     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Какие тайны?  Я сама не знаю, что во мне
происходит...  Не мучь себя понапрасну, Сергей! Не обращай внимания на мою
хандру...

                                  Пауза.

Уедем отсюда, Сергей!
     В о й н и ц е в. Отсюда?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Да.
     В о й н и ц е в. Зачем?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Хочу... Хоть за границу. Уедем?
     В о й н и ц е в. Ты этого хочешь... Но зачем же?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Здесь хорошо,  здорово,  весело,  но  не
могу...  Все идет хорошо,  благополучно,  только...  уехать нужно.  Ты дал
слово не расспрашивать.
     В о й н и ц е в. Завтра  же  уедем...  Завтра  же нас здесь не будет!
(Целует руку.) Тебе здесь скучно!  Да это и понятно!  Я понимаю тебя! Черт
знает, что за среда! Петрины, Щербуки...
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Они не виноваты... Оставим их в покое.

                                  Пауза.

     В о й н и ц е в. И откуда у вас,  у женщин, берется столько тоски? Ну
чего  тосковать?  (Целует  жену в щеку.) Полно!  Будь весела!  Живи,  пока
живется!  Нельзя ли эту тоску,  как говорит Платонов,  по шапке? Ба! Очень
кстати вспомнил Платонова! Отчего ты с ним редко беседуешь? Это человек не
из мелко плавающих,  малый развитой и слишком нескучный! Поговори-ка с ним
по душе,  посвободней!  Как рукой снимет тоску!  С maman говори почаще,  с
Трилецким... (Смеется.) Поговори-ка, а не смотри на них свысока! Ты еще не
раскусила этих людей...  Я рекомендую тебе их, потому что эти люди - моего
вкуса люди. Я их люблю. Ты их тоже полюбишь, когда покороче


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание