На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

Хороший человек  везде  найдет
себе работу, и на земле, и на небе...
     А н н а  П е т р о в н а.  Всё это прекрасно, но будет ли мое житье у
вас стоить того,  что я за него буду получать?  Немножко странно, Порфирий
Семеныч!  Извините меня, Порфирий Семеныч, но мне ваше предложение кажется
очень странным...  Для чего вам жениться? Для чего вам сдался друг в юбке?
Не мое дело,  извините...  но уж на то пошло,  договорю.  Будь я  в  ваших
летах,  имей я столько денег, ума и правды, сколько вы имеете, я ничего не
искала бы на этом свете,  кроме  общего  блага...  то  есть,  как  бы  так
выразиться, я ничего не искала бы, кроме удовлетворения любви к ближним...
     Г л а г о л ь е в  1.  Не умею я биться за благополучие людей...  Для
этого  нужны воля железная и уменье,  а их-то и не дал мне бог!  Я родился
для того только,  чтобы любить великие дела  и  наделать  массу  грошовых,
ничего не стоящих... Только любить! Пойдемте ко мне!
     А н н а  П е т р о в н а. Нет. Не говорите больше ни слова об этом...
Не придавайте моему отказу жизненного значения... Суета, мой друг! Если бы
мы владели всем тем,  что мы любим,  то у нас не хватило бы  места...  для
наших владений...  Значит,  не совсем неумно и нелюбезно поступают,  когда
отказывают...  (Хохочет.) Вот вам и философия на закуску!  Что это за шум?
Слышите? Бьюсь об заклад, что это Платонов бунтует... Что за характер!

               Входят  Г р е к о в а  и  Т р и л е ц к и й.


                                ЯВЛЕНИЕ XV

      А н н а  П е т р о в н а, Г л а г о л ь е в  1, Г р е к о в а 
                          и  Т р и л е ц к и й.

     Г р е к о в а (входя).  Это выше всяких оскорблений!  (Плачет.) Выше!
Молчать могут, видя это, одни только испорченные люди!
     Т р и л е ц к и й. Верю, верю, но при чем же я тут? Я-то тут при чем?
Не идти же мне на него с дубиной, согласитесь сами!
     Г р е к о в а. Должны  были  идти  с  дубиной,  если не имеете других
средств!  Отойдите от меня!  Я, я, женщина, не молчала бы, если бы при мне
оскорбляли вас так низко, так бесстыдно и незаслуженно!
     Т р и л е ц к и й. Но ведь  я  же  того...  Рассуждайте  умно!..  Чем
виноват я?..
     Г р е к о в а. Вы трус,  вот кто вы!  Ступайте от меня прочь к вашему
отвратительному буфету!  Прощайте!  Не трудитесь ездить ко мне больше!  Не
нужны мы друг другу... Прощайте!
     Т р и л е ц к и й. Прощайте,  сделайте милость, прощайте! Надоело всё
это,  опротивело без конца! Слезы, слезы... А, боже мой! У меня у самого в
голове вертеж... coenurus cerebralis! Э-э-э... (Машет рукой и уходит.)
     Г р е к о в а. Coenurus cerebralis... (Идет.) Оскорбил... За что? Что
я сделала?
     А н н а  П е т р о в н а (подходит к ней). Марья Ефимовна... Не держу
вас...  Я сама бы ушла отсюда на вашем месте...  (Целует ее.) Не  плачьте,
моя дорогая... Большая часть женщин создана для того, чтобы сносить всякие
гадости от мужчин...
     Г р е к о в а. Только  не  я...  Я  его...  уволю!  Он не будет здесь
учителем!  Он не имеет права быть учителем!  Завтра же поеду  к  директору
народных училищ...
     А н н а  П е т р о в н а.  Полноте...  На днях я побываю у вас,  и мы
вместе осудим Платонова,  а пока успокойтесь...  Перестаньте плакать... Вы
будете удовлетворены...  На Трилецкого же вы не сердитесь,  моя дорогая...
Он не заступился за вас потому,  что он слишком добр и мягок, а такие люди
не в состоянии заступаться... Что он вам сделал?
     Г р е к о в а. Он при всех поцеловал...  назвал дурой и... и... пхнул
на   стол...  Не  думайте,  что  это  пройдет  ему  безнаказанно!  Или  он
сумасшедший, или же... Я покажу ему! (Уходит.)
     А н н а  П е т р о в н а   (ей   вслед).  Прощайте!  Скоро  увидимся!
(Якову.) Яков!  Подать экипаж Марье Ефимовне!  Ах,  Платонов,  Платонов...
Добуянится он когда-нибудь до беды...
     Г л а г о л ь е в  1. Прекрасная девушка! Не взлюбил ее наш добрейший
Михаил Васильич... Обижает...
     А н н а  П е т р о в н а.  Ни  за  что!  Сегодня  обижает,  а  завтра
извиняется... Барская струнка!

                      Входит  Г л а г о л ь е в  2.


                               ЯВЛЕНИЕ XVI

                      Те же и  Г л а г о л ь е в  2.

     Г л а г о л ь е в  2 (в сторону).  С ней!  Опять с ней! Это, наконец,
уж черт знает что такое? (Смотрит в упор на отца.)
     Г л а г о л ь е в  1 (после паузы). Что тебе?
     Г л а г о л ь е в  2. Ты здесь сидишь, а тебя там ищут! Иди, тебя там
зовут!
     Г л а г о л ь е в  1. Кто меня там зовет?
     Г л а г о л ь е в  2. Люди!
     Г л а г о л ь е в  1.  Знаю, что люди... (Встает.) Как хотите, а я не
отстану  от  вас,  Анна Петровна!  Авось другое заговорите,  когда поймете
меня! Увидимся... (Уходит в дом.)


                               ЯВЛЕНИЕ XVII

            А н н а  П е т р о в н а  и  Г л а г о л ь е в  2.

     Г л а г о л ь е в  2 (садится рядом).  Старый барсук! Осел! Его никто
не зовет! Это я надул его!
     А н н а  П е т р о в н а.  Когда вы поумнеете, вы сильно ругнете себя
за отца!
     Г л а г о л ь е в  2.  Шутите...  Вот  зачем  я  сюда  пришел...  Два
слова... Да или нет?
     А н н а  П е т р о в н а. То есть?
     Г л а г о л ь е в  2 (смеется). Будто бы не понимаете? Да или нет?
     А н н а  П е т р о в н а. Решительно не понимаю!
     Г л а г о л ь е в  2.  Сейчас  поймете...  При   помощи   злата   всё
понимается...  Если "да",  то не угодно ли вам будет,  генералиссимус души
моей,  залезть ко мне в карман и вытащить оттуда мой бумажник с папашиными
деньгами?.. (Подставляет боковой карман.)
     А н н а  П е т р о в н а.  Откровенно...  Да ведь за такие речи умным
людям пощечины дают!
     Г л а г о л ь е в  2. От приятной дамы приятно и пощечину получить...
Сперва пощечину даст, а потом немного погодя и "да" скажет...
     А н н а  П е т р о в н а  (встает).  Берите  вашу  шапку и убирайтесь
отсюда сию же секунду!
     Г л а г о л ь е в  2 (встает). Куда?
     А н н а  П е т р о в н а.  Куда  угодно!   Убираться   и   не   сметь
показываться сюда!
     Г л а г о л ь е в  2.  Фи...  Для чего же сердиться?  Я не уйду, Анна
Петровна!
     А н н а  П е т р о в н а.  Ну так я прикажу вас  вывести!  (Уходит  в
дом.)
     Г л а г о л ь е в  2.  Какая  вы  сердитая!  Я  ведь ничего не сказал
такого,  особенного...  Что же я сказал?  Сердиться не нужно... (Уходит за
ней.)


                              ЯВЛЕНИЕ XVIII

     П л а т о н о в  и  С о ф ь я  Е г о р о в н а  выходят из дома.

     П л а т о н о в. В школе я и доселе пребываю в  качестве  занимающего
не  свое  место,  а  место  учителя...  Вот  что  было после того,  как мы
расстались!.. (Садятся.) Не говорю про людей, что я сделал лично для себя?
Что я в себе посеял, что взлелеял, что возрастил?.. А теперь! Эх! Страшное
безобразие... Возмутительно! Зло кишит вокруг меня, пачкает землю, глотает
моих  братьев  во Христе и по родине,  я же сижу,  сложив руки,  как после
тяжкой работы; сижу, гляжу, молчу... Мне двадцать семь лет, тридцати лет я
буду  таким  же - не предвижу перемены! - там дальше жирное халатничество,
отупение,  полное равнодушие ко всему тому,  что не плоть,  а там смерть!!
Пропала  жизнь!  Волосы становятся дыбом на моей голове,  когда я думаю об
этой смерти!

                                  Пауза.

Как подняться, Софья Егоровна?

                                  Пауза.

Вы молчите,  не знаете...  Да и знать ли вам? Софья Егоровна, не жалко мне
себя!  Черт с ним,  с этим мной! Но что с вами поделалось? Где ваша чистая
душа,  ваша искренность,  правдивость,  ваша смелость?  Где ваше здоровье?
Куда вы дели  его?  Софья  Егоровна!  Проводить  целые  годы  в  безделье,
мозолить  чужие руки,  любоваться чужими страданиями и в то же время уметь
прямо глядеть в глаза - это разврат!

                          Софья Егоровна встает.

(Сажает ее.) Это последнее слово,  постойте!  Что  сделало  вас  жеманной,
ленивицей,  фразеркой?  Кто  научил  вас  лгать?  А  какой вы были прежде!
Позвольте!  Я сейчас отпущу вас!  Дайте договорить!  Как вы  были  хороши,
Софья Егоровна, как велики! Голубушка, Софья Егоровна, может быть, вам еще
можно  подняться,  не  поздно!  Подумайте!  Соберите  все  ваши   силы   и
поднимайтесь ради самого бога!  (Хватает ее за руку.) Дорогая моя, скажите
мне откровенно,  ради того нашего общего прошлого, что заставило вас выйти
замуж за этого человека? Чем прельстило вас это замужество?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Он прекрасный человек...
     П л а т о н о в. Не говорите того, во что вы не верите!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а (встает).  Он мой  муж,  и  я  просила  бы
вас...
     П л а т о н о в. Будь  он чем ему угодно,  а я скажу правду!  Сядьте!
(Сажает ее).  Отчего вы не выбрали себе труженика,  страдальца?  Отчего не
взяли  себе в мужья кого-нибудь другого,  а не этого пигмея,  погрязшего в
долгах и


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание