На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

ь е в  1.  Сильно  убежден.  Достаточно  знать  мне  одну
только вас, чтобы быть убежденным в этом...
     А н н а  П е т р о в н а.   Серьезно?   В   вас   какая-то  особенная
закваска.
     В о й н и ц е в. Он романтик.
     Г л а г о л ь е в  1.  Может  быть...  Что  ж?  Романтизм   вещь   не
безусловно дурная.  Вы изгнали романтизм...  Хорошо сделали, но боюсь, что
вы изгнали вместе с ним что-то другое...
     А н н а  П е т р о в н а.  Не сводите, друг мой, на полемику. Не умею
спорить.  Изгнали или не изгнали,  но во всяком случае умней стали,  слава
богу!  Ведь умней,  Порфирий Семеныч?  А это главное... (Смеется.) Были бы
умные люди,  да умнели бы,  а остальное само собой  приложится...  Ах!  Не
рипите, Николай Иваныч! Положите скрипку!
     Т р и л е ц к и й (вешает скрипку). Хороший инструмент.
     Г л а г о л ь е в  1. Удачно однажды выразился Платонов... Мы, сказал
он,  поумнели по части женщин,  а поумнеть по части женщин значит втоптать
самого себя и женщину в грязь...
     Т р и л е ц к и й (хохочет).  Должно быть,  именинником был... Хватил
лишнее...
     А н н а  П е т р о в н а.  Это он сказал?  (Смеется.)  Да,  он  любит
иногда отпускать такие изреченьица... Но да ведь он для красного словца...
Кстати, к слову пришлось... Кто такой, что за человек, на ваш взгляд, этот
Платонов? Герой или не герой?
     Г л а г о л ь е в  1.  Как  вам  сказать?  Платонов,  по-моему,  есть
лучший выразитель современной неопределенности...  Это герой лучшего, еще,
к  сожалению,  ненаписанного,  современного   романа...   (Смеется.)   Под
неопределенностью я разумею современное состояние нашего общества: русский
беллетрист чувствует эту неопределенность.  Он стал в тупик,  теряется, не
знает, на чем остановиться, не понимает... Трудно понять ведь этих господ!
(Указывает на Войницева.) Романы донельзя плохи,  натянуты,  мелочны...  и
немудрено!   Всё  крайне  неопределенно,  непонятно...  Всё  смешалось  до
крайности,  перепуталось... Вот этой-то неопределенности, по моему мнению,
и является выразителем наш умнейший Платонов. Он здоров?
     А н н а  П е т р о в н а. Говорят, что здоров.

                                  Пауза.

Славный человечек...
     Г л а г о л ь е в  1.  Да... Его грешно не уважать. Я зимой несколько
раз заезжал к нему и никогда не забуду тех  немногих  часов,  которые  мне
посчастливилось провести с ним.
     А н н а  П е т р о в н а  (смотрит  на  часы).  Пора  уже  ему  быть.
Сергей, ты посылал за ним?
     В о й н и ц е в. Два раза.
     А н н а  П е т р о в н а.  Вы всё врете,  господа. Трилецкий, бегите,
пошлите за ним Якова!
     Т р и л е ц к и й (потягивается). Приказать на стол собирать?
     А н н а  П е т р о в н а. Я сама прикажу.
     Т р и л е ц к и й (идет  и сталкивается у двери с Бугровым).  Пыхтит,
как локомотив, бакалейный человек! (Хлопает его по животу и уходит.)


                                ЯВЛЕНИЕ IV

             А н н а  П е т р о в н а, Г л а г о л ь е в  1,
         В е н г е р о в и ч  1, В о й н и ц е в  и  Б у г р о в.

     Б у г р о в (входя). Уф! Страсть как жарит! Перед дождем, знать.
     В о й н и ц е в. Вы из сада?
     Б у г р о в. Из сада-с...
     В о й н и ц е в. Софи там?
     Б у г р о в. Какая Софи?
     В о й н и ц е в. Моя жена. Софья Егоровна!*
     _______________
     * Далее утрачен лист рукописи.

     В е н г е р о в и ч  1. Я сейчас... (Уходит в сад.)


                                ЯВЛЕНИЕ V

     А н н а  П е т р о в н а, Г л а г о л ь е в  1, В о й н и ц е в,
               Б у г р о в,  П л а т о н о в   и   С а ш а
                           (в русском костюме).

     П л а т о н о в (в дверях Саше).  Пожалуйте!  Милости просим, молодая
женщина!  (Входит за Сашей.) Вот мы и не дома,  наконец!  Кланяйся,  Саша!
Здравствуйте, ваше превосходительство! (Подходит к Анне Петровне, целует у
нее одну руку и потом другую.)
     А н н а  П е т р о в н а. Жестокий, нелюбезный... Можно ли заставлять
ждать  себя  так  долго?  Ведь  вы  знаете,  как  я  нетерпелива?  Дорогая
Александра Ивановна... (Целуется с Сашей.)
     П л а т о н о в. Вот  мы  и не дома,  наконец!  Слава тебе,  господи!
Шесть месяцев не видели мы ни паркета,  ни кресел,  ни  высоких  потолков,
ниже  даже  людей...  Всю зиму проспали в берлоге,  как медведи,  и только
сегодня выползли на свет божий! Сергею Павловичу! (Целуется с Войницевым.)
     В о й н и ц е в. И вырос,  и пополнел и...  черт знает чего только...
Александра Ивановна!  Батюшки,  как пополнела!  (Жмет Саше руку.) Здоровы?
Похорошела и пополнела!
     П л а т о н о в (пожимает  руку  Глагольеву).  Порфирий  Семенович...
Очень рад вас видеть...
     А н н а  П е т р о в н а.   Как   поживаете?    Как    живете-можете,
Александра Ивановна? Да садитесь же, господа! Рассказывайте-ка... Сядем!..
     П л а т о н о в (хохочет).  Сергей Павлович!  Он ли это? Господи! Где
же  длинные  волосы,  блузочка и сладенький тенорок?  А ну-ка,  скажите-ка
что-нибудь!
     В о й н и ц е в. Я дурандас. (Смеется.)
     П л а т о н о в. Бас,  совершенный бас! Ну? Сядем... Подвигайтесь-ка,
Порфирий Семеныч! Я сажусь. (Садится.) Садитесь, господа! Ф-ф-ф... Жара...
Что, Саша! Нюхаешь?

                                 Садятся.

     С а ш а. Нюхаю.

                                  Смех.

     П л а т о н о в. Человечьим мясом пахнет.  Прелесть что за запах! Мне
кажется,  что мы уже сто лет не видались.  Черт знает,  как долго эта зима
тянется!  А вон и мое кресло!  Узнаешь,  Саша?  На нем шесть месяцев  тому
назад просиживал я дни и ночи, отыскивая с генеральшей причину всех причин
и проигрывая твои блестящие гривеннички... Жарко...
     А н н а  П е т р о в н а. Я заждалась, терпение потеряла... Здоровы?
     П л а т о н о в. Очень   здоровы...   Надо   вам    доложить,    ваше
превосходительство,  что вы и пополнели, и чуточку похорошели... Сегодня и
жарко, и душно... Я уж начинаю скучать за холодом.
     А н н а  П е т р о в н а.  Как  они  оба  варварски  пополнели!  Экий
счастливый народ! Как жилось, Михаил Васильич?
     П л а т о н о в. Скверно  по  обыкновению...  Всю  зиму  спал и шесть
месяцев не видел неба.  Пил,  ел,  спал,  Майн Рида  жене  вслух  читал...
Скверно!
     С а ш а. Жилось хорошо, только скучно, разумеется...
     П л а т о н о в. Не скучно,  а очень скучно, душа моя. За вами скучал
страшно...  Как кстати  для  меня  теперь  мои  глаза!  Видеть  вас,  Анна
Петровна, после долгого, томительнейшего безлюдья и сквернолюдья - да ведь
это непростительная роскошь!
     А н н а  П е т р о в н а.  Нате  вам  за  это  папироску!  (Дает  ему
папиросу.)
     П л а т о н о в. Merci.

                               Закуривают.

     С а ш а. Вы вчера приехали?
     А н н а  П е т р о в н а. В десять часов.
     П л а т о н о в. В одиннадцать видел у вас огни,  да побоялся зайти к
вам. Небось утомлены были?
     А н н а  П е т р о в н а. И что б зайти! Мы до двух часов проболтали.

                      Саша шепчет Платонову на ухо.

     П л а т о н о в. Ах  черт возьми!  (Бьет себя по лбу.) Вот память-то!
Что же ты раньше молчала? Сергей Павлович!
     В о й н и ц е в. Что?
     П л а т о н о в. А он и молчит!  Женился и молчит! (Встает.) Я забыл,
а они и молчат!
     С а ш а. И я забыла,  пока он тут говорил...  Поздравляю вас,  Сергей
Павлович! Желаю вам... всего, всего!
     П л а т о н о в. Честь имею...  (Кланяется.) Совет да  любовь,  милый
человек!  Чудо  сотворил,  Сергей  Павлович!  Я  от  вас  такого важного и
отважного поступка никак не ожидал!  Как  скоро  и  как  быстро!  Кто  мог
ожидать от вас такой ереси?
     В о й н и ц е в. Каков я?  И скоро,  и быстро!  (Хохочет.) Я  сам  не
ожидал от себя такой ереси.  Вмиг,  батенька,  склеилось дело.  Влюбился и
женился!
     П л а т о н о в. Без  "влюбился"  не проходила ни одна зима,  а в эту
зиму еще и женился,  цензурой обзавелся,  как говорит наш поп.  Жена - это
самая ужасная,  самая придирчивая цензура!  Горе, если она глупа! Местечко
нашли?
     В о й н и ц е в. Предлагают  место  в  прогимназии,  да не знаю,  как
быть. Не хотелось бы мне в прогимназию! Жалованья мало, да и вообще...
     П л а т о н о в. Берете?
     В о й н и ц е в. Пока еще решительно ничего не знаю. Вероятно, нет...
     П л а т о н о в. Гм...  Гулять,  значит, будем. Три года прошло с тех
пор, как вы кончили университет?
     В о й н и ц е в. Да.
     П л а т о н о в. Так... (Вздыхает.) Бить вас некому! Нужно будет жене
вашей сказать... Прогулять три хороших года! а?
     А н н а  П е т р о в н а.   Жарко   теперь   толковать   о    высоких
материях...  Мне  зевать  хочется.  Чего  ради  вы  так долго не являлись,
Александра Ивановна?
     С а ш а. Времени  не  было...  Миша  клетку  починял,  а  я в церковь
ходила... Клетка поломалась, и нельзя было соловья так оставить.
     Г л а г о л ь е в  1.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание