На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

голову ему  на
грудь.) Я буду работать...
     П л а т о н о в. Где ты будешь работать?  Не такие есть женщины,  как
ты,  посильнее,  да и те валятся,  как снопы,  от безделья!  Не умеешь  ты
работать,  да  и  что  ты будешь работать?  Наше положение.  Соня,  таково
теперь,  что полезнее  было  бы  рассуждать  здраво,  а  не  утешать  себя
иллюзиями... Впрочем, как знаешь!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Увидишь! Есть женщины не такие, как я, но
я сильнее их... Веруй же, Мишель! Я освещу путь твой! Ты воскресил меня, и
вся жизнь моя будет благодарностью...  Едем завтра?  Да?  Я сейчас пойду в
дорогу  собираться...  Собирайся  и ты...  В десять часов приходи в избу и
приноси свои вещи... Придешь? Платонов. Приду.
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Дай мне честное слово, что ты придешь!
     П л а т о н о в. А-а-а... Сказал же!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Дай честное слово!
     П л а т о н о в. Честное слово... Божусь... Уедем!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а   (смеется).   Верю,   верю!  Даже  раньше
приходи...  Я раньше десяти  часов  буду  готова...  А  ночью  и  покатим!
Заживем,  Мишель! Счастья своего ты не понимаешь, глупый человек! Ведь это
наше счастье,  наша жизнь!.. Завтра же ты будешь другим человеком, свежим,
новым!  Задышим  новым  воздухом,  потечет  в  наших  жилах новая кровь...
(Хохочет.) Прочь, ветхий человек! На тебе руку! Жми ее! (Подает руку.)

                          Платонов целует руку.

     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Приходи же,  мой тюлень! Я буду ждать...
Не хандри... Прощай пока! Я живо соберусь!.. (Целует его.)
     П л а т о н о в. Прощай... В одиннадцать или в десять?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  В десять... Даже раньше приходи! Прощай!
Оденься на дорогу поприличней... (Смеется.) Денежки у меня есть... Дорогой
и поужинаем...  Прощай!  Пойду собираться... Будь же весел! В десять часов
жду! (Убегает.)


                                ЯВЛЕНИЕ II

                         П л а т о н о в (один).

     П л а т о н о в (после паузы.) Не новая песня... Сто раз слышал...

                                  Пауза.

Напишу ему и Саше  по  письму...  Пусть  поплачут,  простят  и  забудут!..
Прощай,  Войницевка! Прощай всё! И Саша, и генеральша... (Открывает шкаф.)
Завтра я уже новый человек...  Страсть какой новый!  Во что белье взять? У
меня нет чемодана... (Наливает вино.) Прощай, школа! (Пьет.) Прощайте, мои
ребятишки!  Исчезает ваш плохой,  но добрый Михаил  Васильич!  Это  я  пил
сейчас?  Для  чего?  Больше не стану пить...  Это в последний раз...  Сяду
писать Саше...  (Ложится  на  диван.)  Софья  искренно  верит...  Блаженни
верующие!.. Смейся, генеральша! А ведь генеральша смеяться будет! Хохотать
будет!..  Да!  От нее,  кажется,  письмо было...  Где оно? (Достает с окна
письмо.)  Сотое  письмо,  если не двухсотое после дикой ночи...  (Читает.)
"Вы, Платонов, не отвечающий на мои письма, неделикатный, жестокий, глупый
невежда!  Если и это письмо оставите без внимания,  не явитесь,  то, так и
быть уж,  сама явлюсь к вам, черт с вами! Жду целый день. Глупо, Платонов!
Можно подумать,  что вам стыдно той ночи. Забудем ее, если уж на то пошло!
Сергей и Софья ведут себя прескверно -  конец  месяцу,  вымазанному  диким
медом.  А  всё  потому,  что  нет  красноречивого  болванчика  с ними.  Вы
болванчик. До свиданья!"

                                  Пауза.

А почерк-то какой!  Аккуратный,  смелый... Запятые, точки, ять, е - всё на
своем месте... Женщина, правильно пишущая, редкое явление...

                            Входит  М а р к о.

Надо будет  ей письмо написать,  а то придет,  пожалуй...  (Увидев Марко.)
Явление...


                               ЯВЛЕНИЕ III

                      П л а т о н о в  и  М а р к о.

     П л а т о н о в. Милости просим! Кого надобно? (Поднимается.)
     М а р к о. К  вашему  благородию...  (Вынимает  из  сумки  повестку.)
Повесточку к вашей милости...
     П л а т о н о в. А... Очень приятно. Какую повесточку? Ты от кого?
     М а р к о. От Ивана Андреича, мирового судьи-с...
     П л а т о н о в. Гм...  От мирового?  На что я ему сдался?  Дай сюда!
(Берет повестку.) Не понимаю...  На крестины зовет,  что ли?  Плодовит как
саранча,  старый  грешник!  (Читает.)  "В  качестве обвиняемого по делу об
оскорблении действием дочери статского советника Марьи Ефимовны Грековой".
(Хохочет.) Ах,  черт возьми!  Браво!  Черт возьми!  Браво,  клоповый эфир!
Когда будет разбираться это  дело?  Послезавтра?  Приду,  приду...  Скажи,
старче,  что приду... Умница, ей-богу, умница! Молодец девка! Вот давно бы
так и следовало!
     М а р к о. Извольте расписаться-с!
     П л а т о н о в. Расписаться?  Изволь...  Ужасно   ты,   братец,   на
подстреленную утку похож!
     М а р к о. Никак нет-с...
     П л а т о н о в (садится за стол). На кого же ты похож?
     М а р к о. На образ и подобие божие-с...
     П л а т о н о в. Так... Николаевский?
     М а р к о. Точно так...  После  Севастопольской  кампании-с  отставку
получил...    Сверх   службы   четыре   года   в   госпитале   пролежал...
Унтер-офицер... Я по артиллерии-с...
     П л а т о н о в. Так... Хороши были пушки?
     М а р к о. Обнаковенные... Круглого диаметра...
     П л а т о н о в. Карандашом можно?
     М а р к о. Можно-с...  Получил сию повестку такой-то. Имя, отчество и
фамилия.
     П л а т о н о в (встает).  Получи.  Пять раз расписался.  Ну что твой
мировой? Играет?
     М а р к о. Так точно.
     П л а т о н о в. От пяти часов вечера до пяти часов вечера?
     М а р к о. Точно так.
     П л а т о н о в. Цепи своей еще не проиграл?
     М а р к о. Никак нет-с.
     П л а т о н о в. Скажи   ему...  Впрочем,  ничего  не  говори  ему...
Карточных долгов,  разумеется, не платит... Играет, глупец, должается, а у
самого  детей целая куча...  Ведь этакая она умница,  ей-богу!  Не ожидал,
совсем не ожидал! Свидетелями же кто? Кому еще есть повестки?
     М а р к о (перебирает повестки и читает).  "господину доктору Николаю
Иванычу Трилецкому-с"...
     П л а т о н о в. Трилецкому?  (Хохочет.) Можно будет комедь удрать! А
еще кому?
     М а р к о (читает).   "Господину   Кириллу  Порфирьичу  Глагольеву-с,
господину Альфонсу Иванычу Шрифтеру,  его благородию господину  отставному
гвардии корнету Максиму Егорычу Алеутову-с, сыну действительного статского
советника  господину   гимназисту   Ивану   Талье,   господину   кандидату
Санкт-Петербургского неверситета"...
     П л а т о н о в. Там так и написано "неверситета"?
     М а р к о. Никак нет-с...
     П л а т о н о в. Зачем же ты так читаешь?
     М а р к о. По невежеству-с... (Читает.) "...уни... уни... неверситета
Сергею Павлычу... Павловичу Войницеву, жене кандидата Санкт-Петербургского
уни...  неверситета Софье Егоровне госпоже Войницевой,  господину студенту
Харьковского неверситета Исаку Абрамычу Венгеровичу". Все-с!
     П л а т о н о в. Гм...  Это  послезавтра,  а  завтра  ехать  нужно...
Жалко. Вот был бы, воображаю, процесс... Гм... Экая досада! Доставил бы ей
удовольствие... (Ходит по сцене.) Досада...
     М а р к о. На чаек бы с вашего благородия...
     П л а т о н о в. А?
     М а р к о. На чаек бы... Шесть верст шел-с...
     П л а т о н о в. На чаек?  Не нужно... Впрочем, что я говорю? Хорошо,
мой милый!  На чаек я тебе не дам,  а я тебе  лучше  чайку  дам...  И  мне
выгоднее,  да и для тебя Трезвее...  (Вынимаем из шкафа, чайницу.) Подойди
сюда...  Чай хороший, крепкий... Хоть не сорокаградусный, но крепкий... Во
что же тебе дать?
     М а р к о (подставляет карман). Сыпьте-с...
     П л а т о н о в. Прямо в карман? А не провоняет?
     М а р к о. Сыпьте-с, сыпьте-с... Не сомневайтесь...
     П л а т о н о в (сыплет чай). Довольно?
     М а р к о. Благодарим покорно...
     П л а т о н о в. Какой   же   ты   старый...   Люблю  я  вас,  старых
солдатиков!..  Душа вы народ!..  Но и между вами встречаются иногда  такие
ужасные...
     М а р к о. Всякие бывают-с...  Один господь  без  греха...  Счастливо
оставаться!
     П л а т о н о в. Постой...  Сейчас...  (Садится и пишет на повестке.)
"Тогда целовал,  потому что...  потому что был раздражен и не  знал,  чего
хотел,  теперь же поцеловал бы,  как святыню. Гадок был с вами, сознаю. Со
всеми я гадок.  На суде, к сожалению, не увидимся. Завтра уезжаю навсегда.
Будьте  счастливы  и  будьте  хоть  вы  справедливы ко мне!  Не прощайте!"
(Марку.) Знаешь, где Грекова живет?
     М а р к о. Знаю-с.   Двенадцать   верст   отсюда,  если  пройти  реку
бродом-с.
     П л а т о н о в. Ну да...  В Жилкове... Отнеси ты ей это письмо, и ты
получишь три целковых.  Барышне прямо отдашь...  Ответа не нужно...  Будет
давать,  не бери...  Сегодня же отнесешь... Сейчас... Отнесешь, а потом уж
разнесешь повестки. (Ходит по сцене.)
     М а р к о. Понимаю.
     П л а т о н о в. Еще что?  Да! Будешь говорить всем, что я у


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание