На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

<дам>
денег,   писем...   Хочешь   и   я  с  тобой  поеду?  Хочешь?  Покатаемся,
нагуляемся... Приедем сюда обратно обновленными, сияющими...
     П л а т о н о в. Прелестная идея,  но,  к несчастью,  неисполнимая...
Завтра я еду отсюда, Анна Петровна, но не с вами!
     А н н а  П е т р о в н а. Как хотите... Куда едете?
     П л а т о н о в. Еду...

                                  Пауза.

Навсегда уезжаю отсюда...
     А н н а  П е т р о в н а. Пустяки... (Отпивает из бутылки.) Вздор!
     П л а т о н о в. Не пустяки, моя дорогая! Еду! Навсегда!!
     А н н а  П е т р о в н а. Для чего же, странный вы человек?
     П л а т о н о в. Не  спрашивайте!  Ей-богу,  навсегда!  Уезжаю   и...
Прощайте, вот что! Не спрашивайте! Ничего вы не узнаете от меня теперь...
     А н н а  П е т р о в н а. Вздор!
     П л а т о н о в. Сегодня  только  и  видимся...  Навсегда  скроюсь...
(Берет ее за рукав и потом за плечо.) Забудьте  дурака,  осла,  подлеца  и
мерзавца Платонова!  Он провалится сквозь землю,  стушуется... Встретимся,
быть может,  через десятки лет,  когда оба будем в  состоянии  хохотать  и
старчески плакать над этими днями, а теперь... черт с ним! (Целует руку.)
     А н н а  П е т р о в н а.  На-ка выпей!  (Наливает ему вина.) Пьяному
не грешно молоть чепуху...
     П л а т о н о в (выпивает). Не буду я пьян... Буду помнить, моя мать,
моя хорошая фея!..  Никогда не  забуду!  Смейся,  развитая,  светлоголовая
женщина! Завтра я бегу отсюда, бегу от самого себя, сам не знаю куда, бегу
к новой жизни! Знаю я, что такое эта новая жизнь!
     А н н а  П е т р о в н а.  Всё  это  прекрасно,   но   что   с   вами
поделалось?
     П л а т о н о в. Что?  Я...  После всё узнаете!  Друг мой,  когда  вы
ужаснетесь моему поступку,  не проклинайте меня!  Помните, что я уже почти
что наказан...  Расстаться с вами навсегда больше  чем  наказание...  Чего
улыбаетесь? Верьте! Честное слово, верьте! Так горько на душе, так скверно
и подло, что рад был бы задушить себя!
     А н н а  П е т р о в н а  (сквозь  слезы).  Не  думаю,  чтобы вы были
способны на ужасное что-нибудь... Вы мне напишете по крайней мере?
     П л а т о н о в. Не посмею я написать к вам, да и вы сами не захотите
читать моих писем! Безусловно навсегда... прощайте!
     А н н а  П е т р о в н а.    Гм...    Пропадете    вы    без    меня,
П л а т о н о в! (Трет себе лоб.) Я чуточку опьянела... Поедем вместе!
     П л а т о н о в. Нет...  Завтра  вес  узнаете и...  (Отворачивается к
окну.)
     А н н а  П е т р о в н а. Вам нужны деньги?
     П л а т о н о в. Нет...
     А н н а  П е т р о в н а. А... помочь не могу?
     П л а т о н о в. Не  знаю.  Пришлите  сегодня  мне  вашу  карточку...
(Оборачивается.) Уходите,  Анна Петровна, или я черт знает чего наделаю! Я
разрыдаюсь, отколочу себя и... Уходите! Нельзя мне оставаться! Вам говорят
русским языком! Чего же вы ждете? Я должен ехать, поймите вы это! Зачем же
так смотреть? Для чего делать такое лицо?
     А н н а  П е т р о в н а.   Прощайте...   (Подает   руку.)   Мы   еще
увидимся...
     П л а т о н о в. Нет...  (Целует  руку.)  Не  нужно...  Уходите,  моя
родная...  (Целует руку.) Прощайте...  Оставьте... (Закрывает себе лицо ее
рукой.)
     А н н а  П е т р о в н а.  Раскис,  сердечный, растаял... Ну? Пустите
руку...  Прощайте!  Выпьем  на  прощании,  что  ли?  (Наливает.)  Пейте!..
Счастливого пути, а после пути счастья!

                              Платонов пьет.

Остался бы,  Платонов!  А?  (Наливает и пьет.) Важно пожили бы...  Что  за
преступление такое? Возможно ли оно в Войницевке?

                                  Пауза.

Налить еще с горя?
     П л а т о н о в. Да.
     А н н а  П е т р о в н а   (наливает).  Пей,  душа  моя...  Эх,  черт
возьми!
     П л а т о н о в (пьет).  Будьте счастливы!  Живите тут себе...  И без
меня можно...
     А н н а  П е т р о в н а.   Пить   так  пить...  (Наливает.)  И  пить
умирать,  и не пить умирать,  так лучше же пить умирать... (Пьет.) Пьяница
я,  Платонов...  А?  Налить еще?  Не нужно,  впрочем... Язык свяжет, а чем
тогда говорить будем?  (Садится.)  Нет  ничего  хуже,  как  быть  развитой
женщиной... Развитая женщина и без дела... Ну что я значу, для чего живу?

                                  Пауза.

Поневоле безнравственная...   Я   безнравственная   женщина,   Платонов...
(Хохочет.) А?  И тебя люблю,  может быть,  потому,  что безнравственная...
(Трет  себе  лоб.)  Я  и  пропаду...  Такие  всегда  пропадают...  Меня бы
куда-нибудь профессором,  директором...  Будь я дипломатом, я бы весь свет
перебаламутила...  Развитая  женщина и...  без дела.  Не нужна,  значит...
Лошади,  коровы и собаки нужны,  а ты не нужна,  лишняя...  А?  Что же  ты
молчишь?
     П л а т о н о в. Обоим нам плохо...
     А н н а  П е т р о в н а.  Хоть  бы  дети  были...  Ты  любишь детей?
(Встает.) Останься,  голубчик!  Останешься?  Хорошо пожили  бы!..  Весело,
дружно...  Ты уедешь, а я же как? Ведь мне же отдохнуть хочется... Мишель!
Мне отдохнуть надо! Я хочу быть... женой, матерью...

                                  Пауза.

Не молчи! Говори! Останешься? Ведь... ведь любишь, чудак? Любишь?
     П л а т о н о в (смотрит в окно). Убью себя, если останусь.
     А н н а  П е т р о в н а. Ведь любишь?
     П л а т о н о в. Кто вас не любит?
     А н н а  П е т р о в н а.  Ты меня любишь,  я тебя тоже,  что же тебе
еще нужно?  С ума ты сходишь,  должно быть...  Что тебе еще нужно?  Отчего
тогда ночью не приходил?

                                  Пауза.

Остаешься?
     П л а т о н о в. Уходите ради бога! Вы мучаете меня!
     А н н а  П е т р о в н а (подает руку). Ну... в таком случае... Желаю
всего лучшего...
     П л а т о н о в. Уйдите же,  или я всё расскажу,  а если расскажу, то
убью себя!
     А н н а  П е т р о в н а. Я руку подаю... Не видите? Я вечером забегу
на минуту...
     П л а т о н о в. Не нужно!  Сам приду проститься!  Сам к вам приду...
Ни за что не приду!  Не увидишь ты меня больше, и я тебя не увижу! Сама не
захочешь увидеть!  Отвернешься навсегда!  Новая жизнь...  (Обнимает  ее  и
целует.)  В  последний раз...  (Выталкивает ее в дверь.) Прощай!  Ступай и
будь счастлива! (Запирает дверь на задвижку.)
     А н н а  П е т р о в н а (за дверью). Клянусь богом, что увидимся!
     П л а т о н о в. Нет!  Прощай!  (Затыкает пальцами  уши.)  Ничего  не
слышу! Молчи и уходи! Я заткнул уши!
     А н н а  П е т р о в н а.  Ухожу! Я пришлю к тебе Сергея и даю слово,
что ты не уедешь, а если уедешь, то со мной! Прощай!

                                  Пауза.


                                ЯВЛЕНИЕ VI

                         П л а т о н о в (один).

     П л а т о н о в. Ушла? (Идет к двери и слушает.) Ушла... А может быть
и не ушла?  (Отворяет дверь.) Она ведь бес...  (Смотрит за дверь.) Ушла...
(Ложится на диван.) Прощай, милая женщина!.. (Вздыхает.) И не увижу больше
никогда... Ушла... Могла бы еще побыть минут пять...

                                  Пауза.

Это было бы недурно! Попрошу-ка Софью отложить отъезд недели на две, а сам
с  генеральшей поеду!  Право...  Две недели - только!  Софья согласится...
Может пока у матери пожить...  Попрошу-ка...  а?..  Пока я буду  ездить  с
генеральшей,  Софья поотдохнет...  сил наберется то есть...  Ну да ведь не
навеки же уеду!

                              Стук в двери.

Еду! Решено! Отлично...

                                  Стук.

Кто стучит? Генеральша? Кто там?

                                  Стук.

Это вы? (Встает.) Не впущу! (Идет к двери.) Она ли это?

                                  Стук.

Хихикает, кажется...  (Смеется.) Она... Надо впустить... (Отворяет дверь.)
Ах!

                             Входит  О с и п.


                               ЯВЛЕНИЕ VII

                       П л а т о н о в  и  О с и п.

     П л а т о н о в. Что такое? Ты, черт? Зачем пожаловал?
     О с и п. Здравствуйте, Михаил Васильич!
     П л а т о н о в. Что  скажешь?  Чему  и  кому обязан посещением такой
важной персоны? Говори скорей и убирайся к черту!
     О с и п. Я сяду... (Садится.)
     П л а т о н о в. Сделайте такое одолжение!

                                  Пауза.

Ты ли  это,  Осип?  Что  с  тобой?  На  лице  у  тебя  написаны все десять
египетских казней!  Что с тобой поделалось?  Ты  бледен,  худ,  тощ...  Ты
болен?
     О с и п. У вас тоже казни на лице написаны...  Что с вами поделалось?
Меня черт берет, ну а вы?
     П л а т о н о в. Я?  Я  с  чертом  не  знаком...  Я  сам себя беру...
(Трогает Осипа за плечо.) Одни кости!
     О с и п. Жирок   ваш   где?  Больны,  Михаил  Васильич?  От  хорошего
поведения?
     П л а т о н о в (садится рядом). Зачем пришел?
     О с и п. Проститься...
     П л а т о н о в. Разве уезжаешь?
     О с и п. Не я уезжаю, а вы уезжаете.
     П л а т о н о в. Вот как! А ты почему знаешь?
    


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание