На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

 В о й н и ц е в (машет рукой). Шабаш! Что там?

                                  Пауза.

     А н н а  П е т р о в н а. Осипа мужики убили.
     В о й н и ц е в. Уже?
     А н н а  П е т р о в н а. Да... Около колодезя... Видишь? Вон он!
     В о й н и ц е в (смотрит в окно). Что ж? Так ему и надо.

                                  Пауза.

     А н н а  П е т р о в н а.  Слыхал, сынок, новости? Платонов, говорят,
куда-то исчез и... Читал письмо?
     В о й н и ц е в. Читал.
     А н н а  П е т р о в н а.  Тю-тю  именье!  Как  тебе  это   нравится?
Сплыло... Бог дал, бог и взял... Вот тебе и хваленый коммерческий фокус! А
всё потому, что Глагольеву поверили... Обещался купить имение, а на торгах
не был...  Прислуга говорит,  что в Париж уехал...  Сострил,  каналья,  на
старости лет!  Не будь его,  платили бы мы с тобой потихонечку проценты да
жили бы...  (Вздыхает.) Не следует на этом свете доверять врагам, а заодно
уж с ними и друзьям!
     В о й н и ц е в. Да, не следует верить друзьям!
     А н н а  П е т р о в н а.  Ну, феодал? Что теперь делать будешь? Куда
пойдешь? Бог предкам дал, а у тебя взял... Ничего у тебя не осталось...
     В о й н и ц е в. Мне всё одно.
     А н н а  П е т р о в н а.  Нет, не всё одно. Кушать что будешь? Давай
сядем...  (Садятся.) Как ты мрачен...  Что ж делать?  Жалко расставаться с
гнездышком,  но что же поделаешь,  голубчик мой? Не воротишь... Так тому и
быть, значит... Будь умницей, Сержель! Первое дело - хладнокровие.
     В о й н и ц е в. Не  обращайте  на меня внимания,  maman!  Что уж обо
мне-то говорить? Вы сами едва сидите... Утешьте сперва себя самое, а потом
придите и меня утешать.
     А н н а  П е т р о в н а.  Ну...  Не о бабах речь...  Баб  всегда  на
задний план... Первое дело - хладнокровие! Ты потерял то, что у тебя было,
а важно не то,  что было,  а то,  что впереди. У тебя целая жизнь впереди,
хорошая,  трудовая,  мужская  жизнь!  Чего  же тебе горевать?  Поступишь в
прогимназию или гимназию,  начнешь работать... Ты у меня молодец. Филолог,
благонамеренный  такой,  ни  в какие дела нехорошие не суешься,  убеждения
имеешь,  тихоня,  женат...  Коли захочешь,  ты далеко пойдешь! Умница ты у
меня  мальчик!  Не надо только с женою ссориться...  Не успели пожениться,
как уже и ссоритесь... Отчего ты мне не скажешь, Сержель? Болеешь душой, а
молчишь... Что происходит между вами?
     В о й н и ц е в. Не происходит, а уже произошло.
     А н н а  П е т р о в н а. Что же? Или, может быть, секрет?
     В о й н и ц е в (вздыхает).  Страшное несчастье стряслось  над  нашим
домом,  мама  Анюта!  Отчего  я  вам  не сказал до сих пор?  Не знаю.  Все
надеялся,  да и стыдно говорить...  Сам только вчера утром узнал...  А  на
имение мне наплевать!
     А н н а  П е т р о в н а   (смеется).   Как    ты    меня    пугаешь!
Рассердилась, что ли?
     В о й н и ц е в. Смейтесь! Подождите, не так еще засмеетесь!

                                  Пауза.

Она изменила мне... Честь имею рекомендоваться: рогатый муж!
     А н н а  П е т р о в н а.  Что  за глупости,  Сергей?!  Что за глупые
фантазии!  Говорить  о  таких  чудовищных  вещах  и  говорить  не   думая!
Удивительный  ты  человек!  Иногда такое сморозишь,  что просто уши вянут!
Рогатый муж... Не знаешь ты, значит, что это значит...
     В о й н и ц е в. Знаю,  maman!  Не  теоретически,  но уже практически
знаю!
     А н н а  П е т р о в н а. Жены своей не оскорбляй, чудак! Ах...
     В о й н и ц е в. Клянусь вам богом!

                                  Пауза.

     А н н а  П е т р о в н а. Странно... О невозможных вещах говоришь ты.
Ты клевещешь! Невозможно! Здесь, в Войницевке?
     В о й н и ц е в. Да, здесь, в вашей проклятой Войницевке!
     А н н а  П е т р о в н а.  Гм...  Да  кому  здесь,  в нашей проклятой
Войницевке,  может залезть в голову невозможная мысль  поставить  на  твою
аристократическую  голову  рога?  Совершенно  некому!  Младшему Глагольеву
разве?  Навряд,  Глагольев перестал к нам ездить... Твоя Софи никому здесь
не под стать. Глупо ревнуешь, милый!
     В о й н и ц е в. Платонов!
     А н н а  П е т р о в н а. Что Платонов?
     В о й н и ц е в. Он.
     А н н а  П е т р о в н а  (вскакивает).  Можно говорить глупости,  но
такие глупости,  как ты сейчас сказал,  послушай...  Сморозил!! Меру знать
нужно! Непростительно глупо!
     В о й н и ц е в. Спросите ее,  подите спросите его  самого,  если  не
верите!  Сам не хотел и не хочу верить,  а она уезжает сегодня,  оставляет
меня! Нужно верить! И он с ней едет! Да неужели же, наконец, вы не видите,
что я хожу и смотрю на свет белый, как дохлая кошка! Я пропадаю!
     А н н а  П е т р о в н а. Не может быть этого, Сергей! Это плод твоей
мальчишеской фантазии! Верь мне! Ничего этого нет!
     В о й н и ц е в. Верьте мне, что она уезжает сегодня! Верьте, что она
не перестает в эти последние два дня твердить мне,  что она его любовница!
Она сама!  Произошло такое, чему невозможно поверить, но приходится помимо
желания и сверх всяких сил верить!
     А н н а  П е т р о в н а.  Помню,  помню... Теперь все понимаю... Дай
стуло, Сергей! Нет, не нужно... Так вот оно что! Гм... Постой, постой, дай
припомнить, как следует...

                                  Пауза.

                           Входит  Б у г р о в.


                                ЯВЛЕНИЕ IV

        А н н а  П е т р о в н а, В о й н и ц е в  и  Б у г р о в.

     Б у г р о в (входит).  Здравствуйте-с!  С  воскресным  днем-с!  Живы,
здоровы-с!
     А н н а  П е т р о в н а. Да-да-да... Это ужасно...
     Б у г р о в. Дождик идет, а жарко... (Утирает лоб.) Ффф... Сваришься,
покедова дойдешь или доедешь... Здоровы-с?

                                  Пауза.

Я собственно по тому случаю заехал к вам-с,  что вчерась были  торги,  как
вам  известно...  А  к тому как это,  знаете,  немножко (смеется) для вас,
разумеется,  чувствительно и обидно,  то я... то вы на меня не обижайтесь,
сделайте милость! Не я купил именье! Купил его Абрам Абрамыч, а на мое имя
только...
     В о й н и ц е в (сильно звонит). Черт бы их побрал...
     Б у г р о в. Так-то-с...    Вы    не    подумайте-с...    Не   я-с...
Следовательно, на мое только имя, стало быть! (Садится.)

                               Яков входит.

     В о й н и ц е в (Якову).  Сколько  раз  я   просил   вас,   подлецов,
мерзавцев (кашляет),  негодяев, не впускать никого без доклада! Перепороть
вас всех,  скотов!  (Бросает звонок под  стол.)  Вон  отсюда!  Мерзавцы...
(Ходит по сцене.)

                     Яков пожимает плечами и уходит.

     Б у г р о в (кашляет). На мое имя, только-с... Абрам Абрамыч приказал
передать,  что  жить  можете  тут  сколько  вашей  душе  угодно,  хоть  до
Рождества...   Переделочки   тут   кое-какие  будут,  ну  да  они  вам  не
помешают-с... А ежели что такое, и во флигель можете перебраться... Комнат
много,  да  и  тепло-с...  Он  приказал  еще спросить-с,  не желаете ли вы
продать мне, то есть на мое имя, шахты? Шахты ваши-с, Анна Петровна... Вот
не желаете ли в настоящее время продать их? Цену хорошую дадим...
     А н н а  П е т р о в н а. Нет... Не продам никакому черту я шахт! Что
вы мне за них дадите? Грош? Подавитесь этим грошом!
     Б у г р о в. Абрам  Абрамыч  велел  еще передать,  что в случае ежели
если не угодно будет-с вам,  Анна  Петровна,  продать  ему  свои  шахты  с
вычетом  долга  Сергея  Павлыча  и  покойника его превосходительства Павла
Иваныча,  то он протестует векселя...  И я тоже протестую-с...  Хи-хи-с...
Дружба  дружбой,  знаете,  а  денежки врозь...  Коммерция!  Проклятое дело
такое. Я, того... купил ваши векселя у Петрина...
     В о й н и ц е в. Никому  я  не  позволю  рассчитывать  на имение моей
мачехи! Ее имение - не мое!..
     Б у г р о в. Они, может быть, сжалятся...
     В о й н и ц е в. Некогда мне с вами  разговаривать!..  Э-э...  (Машет
рукой.) Делайте, что хотите!
     А н н а  П е т р о в н а.  Оставьте нас, Тимофей Гордеич! Извините...
Уйдите, пожалуйста!
     Б у г р о в. Слушаю-с... (Встает.) Так вы не извольте беспокоиться...
Жить здесь можете хоть до Рождества.  Я завтра  или  послезавтра  заеду-с.
Будьте здоровы-с! (Уходит.)
     А н н а  П е т р о в н а.  Завтра  же  выедем  отсюда!   Да,   теперь
помню... Платонов... Так вот оно то, от чего он бежит!..
     В о й н и ц е в. Пусть делают, что хотят! Пусть всё берут! Нет у меня
уж больше жены, ничего же мне и не нужно! Нет жены, maman!
     А н н а  П е т р о в н а.  Да,  нет у тебя больше жены...  Но что  он
нашел  в этой размазне Софье?  Что он нашел в этой девчонке?  Что он мог в
ней найти?  Как неразборчивы эти глупые  мужчины!  Они  способны  увлечься
всякою дрр...  Ты же чего смотрел, муж? Где были твои глаза? Плакса! Нюнил
до тех пор, пока не утащили из-под его носа жены! И это мужчина! Мальчишка
ты!  Женят вас,  мальчишек,  дураков,


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание