На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

бессердечны...
     В о й н и ц е в. Нет,  понимаю я!  Понял я! Не к лицу вам, милостивый
государь,  мой  бывший друг,  это казанское сиротство!  Я понимаю вас!  Вы
ловкий подлец! Вот кто вы!
     П л а т о н о в. Прощаю тебе,  глупцу,  это слово!  Побереги себя, не
говори больше!  (Анне Петровне.) Вы-то чего  торчите  здесь,  любительница
сильных ощущений? Любопытно? Нет вам здесь дела! Свидетелей не нужно!
     А н н а  П е т р о в н а.  И вам здесь нет дела! Можете... убираться!
Нахальство!  Нагадить,  напакостить, наподличать, а потом прийти и на муки
свои жаловаться!  Дипломат!  Впрочем...  извините  меня!  Если  не  хотите
выслушать еще что-нибудь, то уходите! Сделайте милость!
     В о й н и ц е в (вскакивает).  Что ему от меня нужно еще, не понимаю!
Что ты хочешь, что ты ждешь от меня? Не понимаю!
     П л а т о н о в. Вижу,  что не понимаете... Прав тот, кто с горя идет
не  к  людям,  а в кабак...  Тысячу раз прав!  (Идет к двери.) Жалею,  что
говорил  с  вами,  унижался...  Имел  глупость  считать  вас   порядочными
людьми...  А вы те же...  дикари,  грубое, неотесанное мужичье... (Хлопает
дверью и уходит.)
     А н н а  П е т р о в н а (ломает руки).  Мерзости какие... Изволь сию
же минуту догнать его и сказать ему... Скажи ему, что...
     В о й н и ц е в. Что я могу ему сказать?
     А н н а  П е т р о в н а.  Найдешь,  что сказать... Что-нибудь. Беги,
Сержель!  Умоляю тебя!  Он приходил сюда с хорошим чувством! Ты должен был
понять его, а ты был жесток с ним. Беги, мой родной!
     В о й н и ц е в. Не могу! Оставьте меня!
     А н н а  П е т р о в н а.  Но да ведь не один же он виноват! Сержель,
все  виноваты!  У  всех есть страсти,  у всех нет сил...  Беги!  Скажи ему
что-нибудь примиряющее! Покажи ему, что ты человек! Ради бога... Да ну же!
Ну! Беги!
     В о й н и ц е в. Я с ума схожу...
     А н н а  П е т р о в н а.  Сходи с ума,  но не смей оскорблять людей!
Ах... но беги же, ради бога! (Плачет.) Сергей!
     В о й н и ц е в. Оставьте меня, maman!
     А н н а  П е т р о в н а.  Я сама пойду...  Что же я сама не бегу?  Я
сама...
     П л а т о н о в (входит). Ох! (Садится на диван.)

                             Войницев встает.

     А н н а  П е т р о в н а (в сторону). Что с ним?

                                  Пауза.

     П л а т о н о в. Рука  болит...  Я  голоден,   как   самая   голодная
собака...  Холодно...  Лихорадка  трясет...  Больно!  Поймите вы,  что мне
больно!  Жизнь моя пропадает!  Что вы хотите от меня?  Что вам еще  нужно?
Мало вам той проклятой ночи?
     В о й н и ц е в (подходит к Платонову). Михаил Васильич, простим друг
другу... Я... Но вы поймете мое положение... Разойдемся, как следует...

                                  Пауза.

Я прощаю...  Честное слово,  прощаю! И если б я мог забыть всё это, то был
бы счастлив, как никогда! Оставим друг друга в покое!
     П л а т о н о в. Да.

                                  Пауза.

Нет, развинтился... Испортилась машина. Спать хочу ужасно, глаза слиплись,
но нет сил уснуть...  Смиряюсь, прошу прощения, виноват, молчу... Делайте,
что знаете, и думайте, что знаете...

             Войницев отходит от Платонова и садится за стол.

     П л а т о н о в. Не уйду отсюда, хоть дом зажгите! Кому неприятно мое
присутствие,  тот может выйти из этой комнаты...  (Хочет лечь.) Дайте  мне
чего-нибудь  теплого...  Не есть,  а укрыться...  Не пойду я к себе...  На
дворе дождь... Тут лягу.
     А н н а  П е т р о в н а  (подходит  к Платонову).  Ступайте,  Михаил
Васильич,  домой!  Я пришлю и принесу то,  что вам нужно.  (Трогает его за
плечо.) Идите! Идите домой!
     П л а т о н о в. Кому неприятно мое присутствие,  тот может выйти  из
этой комнаты... Дайте мне воды напиться! Пить хочу.

                     Анна Петровна подает ему графин.

(Пьет из графина.) Болен... Совсем болен, милая женщина!
     А н н а  П е т р о в н а.  Идите к себе!..  (Прикладывает руку к  его
лбу.) Голова горяча... Идите домой. Я за Трилецким пошлю.
     П л а т о н о в (тихо).  Худо,   ваше   превосходительство!   Худо...
Худо...
     А н н а  П е т р о в н а.  Мне-то каково?  Идите! Я вас прошу! Вам во
что бы то ни стало уехать нужно! Слышите?

                   Входит  С о ф ь я  Е г о р о в н а.


                               ЯВЛЕНИЕ VIII

                   Те же и  С о ф ь я  Е г о р о в н а.

     С о ф ь я  Е г о р о в н а  (входит).  Потрудитесь  взять ваши деньги
обратно!  Что  за  великодушие?  Я  уж  сказала  вам,  кажется...  (Увидев
Платонова.) Вы... здесь?! Зачем вы здесь?

                                  Пауза.

Странно... Что вы здесь делаете?
     П л а т о н о в. Я-то?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Да, вы!
     А н н а  П е т р о в н а.  Выйдем,  Сергей!  (Выходит и через  минуту
входит на цыпочках и садится в углу.)
     П л а т о н о в. Всё кончено, Софья!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. То есть?
     П л а т о н о в. Да, то есть... После поговорим.
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Михаил Васильич! Что значит это... всё?
     П л а т о н о в. Ничего мне не нужно,  ни любви,  ни ненависти, дайте
мне одного только покоя! Прошу... И говорить даже не хочется... Довольно с
меня и того, что было... Пожалуйста...
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Что он говорит?
     П л а т о н о в. То говорю,  что довольно. Не надо мне новой жизни. И
старой девать некуда... Ничего мне не нужно!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а (пожимает плечами). Не понимаю...
     П л а т о н о в. Не понимаете? Узел разорвался, вот что!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Вы не едете, что ли?
     П л а т о н о в. Не нужно бледнеть, Софья... впрочем, Егоровна!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Вы подличаете?
     П л а т о н о в. По всей вероятности...
     С о ф ь я  Е г о р о в н а. Подлец вы! (Плачет.)
     П л а т о н о в. Знаю...  Сто раз слышал...  После бы поговорили и...
без свидетелей.

                          Софья Егоровна рыдает.

Шли бы  к  себе  в  комнату!  Самая лишняя вещь в несчастье - это слезы...
Должно было случиться и случилось...  В природе есть  законы,  а  в  нашей
жизни... логика... По логике и случилось...

                                  Пауза.

     С о ф ь я  Е г о р о в н а (рыдает). Я же тут причем? Какое дело мне,
какое дело моей жизни,  которую вы взяли,  до того, что вы утомились? Я же
тут причем? Вы не любите больше?
     П л а т о н о в. Утешьтесь чем-нибудь... Хоть тем, например, что этот
скандал послужит уроком для вашего будущего?
     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Не  уроком,  а  гибелью!  Вы  смеете это
говорить? Подло!
     П л а т о н о в. Для  чего  плакать?  Как всё это мне...  опротивело!
(Кричит.) Болен я!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Он клялся,  просил,  он первый начал,  а
теперь вот пришел сюда!  Я вам опротивела?  Вам нужна была я только на две
недели?  Ненавижу  я  вас!  Не  могу я видеть его!  Убирайтесь вон отсюда!
(Рыдает сильней.)
     А н н а  П е т р о в н а. П л а т о н о в!
     П л а т о н о в. А?
     А н н а  П е т р о в н а. Уйдите отсюда!

                 Платонов встает и медленно идет к двери.

     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Подождите...  Не уходите!  Вы... правда?
Вы, может быть, не трезвы... Вы сядьте, подумайте! (Хватает его за плечо.)
     П л а т о н о в. Сидел  я  уже  и  думал.  Избавьтесь от меня,  Софья
Егоровна!  Не ваш я  человек!  Я  так  долго  гнил,  моя  душа  так  давно
превратилась  в  скелет,  что  нет  возможности воскресить меня!  Закопать
подальше, чтоб не заражал воздуха! Верьте мне в последний раз!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а (ломает руки).  Что же я буду делать?  Что
делать мне?  Научите!  Ведь я умру!  Я не переживу  этой  подлости!  Я  не
проживу и пяти минут! Убью себя... (Садится в кресло, стоящее в углу.) Что
вы делаете со мной? (Истерика.)
     В о й н и ц е в (подходит к Софье Егоровне). Софи!
     А н н а  П е т р о в н а. Бог знает, что делается! Успокойтесь, Софи!
Дай воды, Сергей!
     В о й н и ц е в. Софи!  Не убивайте себя... Перестаньте! (Платонову.)
Чего вы ждете здесь, Михаил Васильич? Уйдите, бога ради!
     А н н а  П е т р о в н а. Будет, Софи, будет! Довольно!
     П л а т о н о в (подходит к Софье Егоровне).  Ну чего? Э-э... (Быстро
отходит.) идиотство!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Отойдите от меня прочь! Все! Не нуждаюсь
я в вашей помощи! (Анне Петровне.) Отойдите прочь! Я вас ненавижу! Я знаю,
кому я обязана всем этим! Не пройдет это вам даром!
     А н н а  П е т р о в н а. Тссс... Не следует браниться.
     С о ф ь я  Е г о р о в н а.  Не  будь  над  ним  вашего развращающего
авторитета,  не губил бы он меня!  (Рыдает.) Прочь! (Войницеву.) И вы... и
вы отойдите!

        Войницев отходит, садится за стол и кладет голову на руки.

     А н н а  П е т р о в н а (Платонову).  Ступайте отсюда,  вам говорят!
Удивительный вы идиот сегодня! Чего вы еще хотите?


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание