На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Безотцовщина


Скачать произведение Чехова - "Безотцовщина"

чувств?
     А н н а  П е т р о в н а.  Ах  да...  Наш приятель,  сосед,  кавалер,
гость и кредитор.
     Щ е р б у к. Действительно!  Друг  первейший  его  превосходительства
покойничка генерала!  Под предводительством его брал  крепости,  именуемые
женским полонезом. (Кланяется.) Позвольте ручку-с!
     С о ф ь я  Е г о р о в н а (протягивает руку и отдергивает ее назад).
Очень приятно, но... не нужно.
     Щ е р б у к. Обидно-с...  Вашего супруга на руках носил, когда он еще
под  стол  пешком ходил...  Я от него знак имею и знак сей в могилу унесу.
(Открывает рот.) В-во! Зуба нет! Замечаете?

                                  Смех.

Я его на руках держал,  а он,  Сереженька-то, пистолетом, коим забавляться
изволил,  мне по зубам реприманду устроил.  Хе,  хе,  хе... Шалун! Вы его,
матушка,  не имею чести знать имени и  отчества,  в  строгости  содержите!
Красотой своей вы мне одну картину напоминаете... Носик только не такой...
Не дадите ручки?

     Петрин подсаживается к Венгеровичу 1 и читает ему вслух газету.

     С о ф ь я  Е г о р о в н а (протягивает руку). Если вы уж так...
     Щ е р б у к (целует  руку).  Merci  вас!  (Платонову.)  Как здоровье,
Мишенька? Молодец-то какой вырос! (Садится.) Я знал тебя еще в тот период,
когда  ты  на  свет  божий  с  недоумением глядел...  И всё растет,  и всё
растет...  Тьфу!  чтоб не сглазить! Молодчина! Красавец-то какой! Ну чего,
купидон, по военной не идешь?
     П л а т о н о в. Грудью слаб, Павел Петрович!
     Щ е р б у к (указывает на Трилецкого). Он сказал? Верь ему, свистуну,
так без головы останешься!
     Т р и л е ц к и й. Прошу не ругаться, Павел Петрович!
     Щ е р б у к. Он мне поясницу лечил... Того не ешь, другого не ешь, на
полу  не спи...  Ну и не вылечил.  Я его и спрашиваю:  "Зачем же ты деньги
взял,  а не вылечил?" А он и говорит:  "Что-нибудь из двух,  говорит,  или
лечить, или деньги брать". Каков молодец?
     Т р и л е ц к и й. Для чего же врать,  Вельзевул Буцефалович? Сколько
вы мне дали денег,  позвольте вас спросить? Припомните-ка! Съездил я к вам
шесть раз и получил только всего рубль,  да еще порванный  рубль...  Хотел
его нищему дать, да нищий не взял. "Порван, говорит, очень, номеров нет!"
     Щ е р б у к. И ездил шесть раз не потому,  что я болен был, а потому,
что у моего арендатора дочка кельк шоз*.
     _______________
     * кое-что (франц. quelque chose).

     Т р и л е ц к и й. Платонов,  ты  близко к нему сидишь...  Щелкни его
раз от моего имени по лысине! Сделай милость!
     Щ е р б у к. Отстань! Довольно! Не раздражай спящего льва! Молод еще,
еле видим!  (Платонову.) И отец твой был молодец! Мы с ним, с покойничком,
большие  друзья  были.  Штукарь  он  был!  Теперь таких и нет проказников,
какими мы с ним были...  Эхх.  Прошло время...  (Петрину.) Герася! Побойся
всевышнего! Мы здесь беседуем, а ты вслух читаешь! Имей деликатность!

                        Петрин продолжает читать.

     С а ш а (толкает Ивана Ивановича в плечо).  Папа! Папа, не спи здесь!
Стыдно!

         Иван Иванович просыпается и чрез минуту опять засыпает.

     Щ е р б у к. Нет...  Не могу я говорить!..  (Встает.) Его слушайте...
Он читает!..
     П е т р и н (встает и подходит к Платонову). Что вы сказали-с?
     П л а т о н о в. Решительно ничего...
     П е т р и н. Нет,  вы  что-то  сказали-с...  Вы  сказали  что-то  про
Петрина...
     П л а т о н о в. Вам приснилось, должно быть...
     П е т р и н. Критикуете-с?
     П л а т о н о в. Ничего  я  не  говорил!  Уверяю  вас,  что  вам  это
приснилось!
     П е т р и н. Можете   говорить,   сколько   вам  угодно...  Петрин...
Петрин...  Что Петрин?  (Кладет газету в карман.) Петрин,  может  быть,  в
университете обучался,  кандидат прав,  может быть...  Вам это известно?..
Ученое  звание  за  мной  до  гроба   останется...   Так-то-с.   Надворный
советник...  Вам это известно?  И пожил побольше вашего. Шестой десяточек,
слава богу, доживаю.
     П л а т о н о в. Очень приятно, но... что же из этого следует?
     П е т р и н. Поживите с мое, душенька, так узнаете! Жизнь пережить не
шутка! Жизнь кусается...
     П л а т о н о в (пожимает  плечами).  Право,  не знаю,  что вы хотите
этим сказать, Герасим Кузьмич... Я вас не понимаю... Начали вы о себе, а с
себя съехали на жизнь... Что может быть общего между вами и жизнью?
     П е т р и н. Вот как поломает вас жизнь,  потрясет хорошенечко, тогда
сами  на  молодых  с  предостережением смотреть станете...  Жизнь,  сударь
мой...  Что такое жизнь?  А вот что-с!  Когда родится человек,  то идет на
одну  из  трех  дорог  жизненных,  кроме  которых других путей не имеется:
пойдешь направо - волки тебя съедят,  пойдешь налево - сам  волков  съешь,
пойдешь прямо - сам себя съешь.
     П л а т о н о в. Скажите...  Гм...  Вы пришли к  этому  умозаключению
путем науки, опыта?
     П е т р и н. Путем опыта.
     П л а т о н о в. Путем   опыта...   (Смеется.)   Говорите,  почтенный
Герасим Кузьмич,  кому-нибудь  другому,  и  не  мне...  Вообще  бы  я  вам
советовал не говорить со мной о высоких материях...  И смеюсь, и, ей-богу,
не верю.  Не верю я вашей  старческой,  самоделковой  мудрости!  Не  верю,
друзья моего отца, глубоко, слишком искренно не верю вашим простым речам о
мудреных вещах, всему тому, до чего вы дошли своим умом!
     П е т р и н. Да-с...   Действительно...   Из   молодого  деревца  всё
сделаешь:  и домик, и корабль, и всё... а старое, широкое да высокое, ни к
черту не годится...
     П л а т о н о в. Я не говорю вообще про стариков; я говорю про друзей
моего отца.
     Г л а г о л ь е в  1. Я тоже был другом вашего отца, Михаил Васильич!
     П л а т о н о в. Мало ли у него было друзей...  Бывало, весь двор был
запружен каретами да колясками.
     Г л а г о л ь е в  1.   Нет...  Но,  значит,  и  мне  вы  не  верите?
(Хохочет.)
     П л а т о н о в. Гм...  Как вам сказать?.. И в вас, Порфирий Семеныч,
плохо верю.
     Г л а г о л ь е в  1.  Да?  (Протягивает ему руку.) Спасибо,  дорогой
мой,  за откровенность!  Ваша откровенность еще более привязывает  меня  к
вам.
     П л а т о н о в. Вы добряк... Я даже глубоко уважаю вас, но... но...
     Г л а г о л ь е в  1. Пожалуйста, говорите!
     П л а т о н о в. Но...  но  нужно  быть  слишком  доверчивым,   чтобы
веровать  в  тех  фонвизинских  солидных  Стародумов  и  сахарных Милонов,
которые  всю  свою  жизнь  ели  щи  из  одной  чашки  со   Скотиниными   и
Простаковыми,  и  в  тех сатрапов,  которые потому только и святы,  что не
делают ни зла, ни добра. Не рассердитесь, пожалуйста!
     А н н а  П е т р о в н а. Не люблю я подобных бесед, а в особенности,
если они ведутся Платоновым... Всегда плохо оканчиваются. Михаил Васильич,
рекомендую вам нашего нового знакомого! (Указывает на Венгеровича 2.) Исак
Абрамович Венгерович, студент...
     П л а т о н о в. А... (Встает и идет к Венгеровичу 2.) Очень приятно!
Очень рад.  (Протягивает руку.) Дорого я дал бы теперь,  чтобы иметь право
опять называться студентом...

                                  Пауза.

Я вам руку подаю... Берите же мою или давайте мне свою...
     В е н г е р о в и ч  2. Я не сделаю ни того, ни другого...
     П л а т о н о в. Что?
     В е н г е р о в и ч  2. Я не подам вам своей руки.
     П л а т о н о в. Загадка... Почему-с?
     А н н а  П е т р о в н а (в сторону). Черт знает что!
     В е н г е р о в и ч  2.  Потому  что  я  имею  на это основание...  Я
презираю таких людей, как вы!
     П л а т о н о в. Брависсиме...  (Осматривает  его.)  Я сказал бы вам,
что это мне ужасно нравится,  если бы это не пощекотало вашего  самолюбия,
которое нужно поберечь для будущего...

                                  Пауза.

Вы смотрите  на меня,  точно великан на пигмея.  Может быть,  вы и в самом
деле великан.
     В е н г е р о в и ч 2. Я честный человек и не пошляк.
     П л а т о н о в. С чем вас и поздравляю...  Странно было бы видеть  в
молодом  студенте нечестного человека...  О вашей честности вас никто и не
спрашивает... Не дадите руки, юноша?
     В е н г е р о в и ч  2. Я не подаю милостыни.

                            Трилецкий шикает.

     П л а т о н о в. Не подаете? Ваше дело... Я о приличии говорю, а не о
милостыне... Сильно презираете?
     В е н г е р о в и ч  2.  Насколько  это  возможно для человека,  всей
душой ненавидящего пошлость, тунеядство, фиглярство...
     П л а т о н о в (вздыхает).  Давно  уж  я  не  слыхал  таких речей...
Что-то слышится родное  в  звонких  песнях  ямщика!..  И  я  когда-то  был
мастером рассыпаться... Только, к сожалению, всё это фразы... Милые фразы,
но только  фразы...  Чуточку  бы  искренности...  Фальшивые  звуки  ужасно
действуют на непривычное ухо...
     В е н г е р о в и ч  2. Не прекратить ли нам этот разговор?
     П л а т о н о в. Для чего?  Нас охотно слушают, да и мы еще не


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание