На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Дядя Ваня


Скачать произведение Чехова - "Дядя Ваня"

Соня злится на отца, злится на меня и не говорит со мною  вот  уже
две  недели;  вы  ненавидите  мужа  и  открыто  презираете  свою  мать;  я
раздражена и сегодня раз двадцать принималась плакать... Неблагополучно  в
этом доме.
     Войницкий. Оставим философию!
     Елена Андреевна. Вы, Иван Петрович, образованны и  умны  и,  кажется,
должны бы понимать, что мир погибает не от разбойников, не от  пожаров,  а
от ненависти, вражды, от  всех  этих  мелких  дрязг...  Ваше  бы  дело  не
ворчать, а мирить всех.
     Войницкий. Сначала  помирите  меня  с  самим  собою!  Дорогая  моя...
(Припадает к ее руке.)
     Елена Андреевна. Оставьте! (Отнимает руку.) Уходите!
     Войницкий. Сейчас пройдет дождь, и все в природе  освежится  и  легко
вздохнет. Одного только  меня  не  освежит  гроза.  Днем  и  ночью,  точно
домовой, душит меня мысль, что жизнь моя потеряна  безвозвратно.  Прошлого
нет, оно глупо израсходовано на  пустяки,  а  настоящее  ужасно  по  своей
нелепости. Вот вам моя жизнь и моя любовь: куда мне их девать, что  мне  с
ними делать? Чувство мое гибнет даром, как луч солнца, попавший в  яму,  и
сам я гибну.
     Елена Андреевна. Когда вы мне говорите о своей любви, я как-то  тупею
и не знаю, что говорить. Простите, я ничего не могу  сказать  вам.  (Хочет
идти.) Спокойной ночи.
     Войницкий (загораживая ей дорогу). И если бы вы знали, как я  страдаю
от мысли, что рядом со мною в этом же доме  гибнет  другая  жизнь -  ваша!
Чего  вы  ждете?  Какая  проклятая  философия  мешает  вам?  Поймите   же,
поймите...
     Елена Андреевна (пристально  смотрит  на  него).  Иван  Петрович,  вы
пьяны!
     Войницкий. Может быть, может быть...
     Елена Андреевна. Где доктор?
     Войницкий. Он там... у меня ночует. Может  быть,  может  быть...  Все
может быть!
     Елена Андреевна. И сегодня пили? К чему это?
     Войницкий. Все-таки на жизнь похоже... Не мешайте мне, Helene!
     Елена Андреевна. Раньше вы никогда не пили и никогда вы так много  не
говорили... Идите спать! Мне с вами скучно.
     Войницкий (припадая к ее руке). Дорогая моя... чудная!
     Елена Андреевна (с досадой). Оставьте меня. Это,  наконец,  противно.
(Уходит.)
     Войницкий (один). Ушла...

                                  Пауза.

Десять лет  тому  назад  я  встречал  ее у покойной сестры.  Тогда ей было
семнадцать, а мне тридцать семь лет. Отчего я тогда не влюбился в нее и не
сделал  ей предложения?  Ведь это было так возможно!  И была бы она теперь
моею женой...  Да...  Теперь оба мы проснулись бы от грозы; она испугалась
бы грома, а я держал бы ее в своих объятиях и шептал: "Не бойся, я здесь".
О, чудные мысли, как хорошо, я даже смеюсь... но, боже мой, мысли путаются
в голове... Зачем я стар? Зачем она меня не понимает? Ее риторика, ленивая
мораль,  вздорные,  ленивые мысли о погибели мира - все  это  мне  глубоко
ненавистно.

                                  Пауза.

О, как я обманут!  Я обожал этого профессора,  этого жалкого подагрика,  я
работал на него,  как вол!  Я и Соня выжимали из  этого  имения  последние
соки;  мы, точно кулаки, торговали постным маслом, горохом, творогом, сами
не доедали куска, чтобы не грошей и копеек собирать тысячи и посылать ему.
Я  гордился  им  и  его наукой,  я жил,  я дышал им!  Все,  что он писал и
изрекал,  казалось мне гениальным...  Боже, а теперь? Вот он в отставке, и
теперь  виден  весь  итог  его  жизни:  после  него  не останется ни одной
страницы труда,  он совершенно неизвестен,  он ничто!  Мыльный пузырь! И я
обманут... вижу - глупо обманут...

     Входит Астров в сюртуке, без жилета и без галстука; он  навеселе;  за
ним Телегин с гитарой.

     Астров. Играй!
     Телегин. Все спят-с!
     Астров. Играй!

                         Телегин тихо наигрывает.

(Войницкому.) Ты один здесь?  Дам нет?  (Подбоченясь,  тихо  поет.)  "Ходи
хата,  ходи  печь,  хозяину негде лечь..." А меня гроза разбудила.  Важный
дождик. Который теперь час?
     Войницкий. А черт его знает.
     Астров. Мне как будто бы послышался голос Елены Андреевны.
     Войницкий. Сейчас она была здесь.
     Астров. Роскошная женщина. (Осматривает склянки на столе.) Лекарства.
Каких только тут нет рецептов! И харьковские, и московские, и  тульские...
Всем городам надоел своею подагрой. Он болен или притворяется?
     Войницкий. Болен.

                                  Пауза.

     Астров. Что ты сегодня такой печальный? Профессора жаль, что ли?
     Войницкий. Оставь меня.
     Астров. А то, может быть, в профессоршу влюблен?
     Войницкий. Она мой друг.
     Астров. Уже?
     Войницкий. Что значит это "уже"?
     Астров.  Женщина   может   быть   другом   мужчины   лишь   в   такой
последовательности: сначала приятель, потом любовница, а затем уж друг.
     Войницкий. Пошляческая философия.
     Астров. Как? Да... Надо сознаться, - становлюсь пошляком. Видишь, я и
пьян. Обыкновенно, я напиваюсь так один раз в месяц. Когда бываю  в  таком
состоянии, то становлюсь нахальным и наглым до крайности.  Мне  тогда  всё
нипочем! Я берусь за самые трудные операции и делаю их прекрасно; я  рисую
самые широкие планы будущего; в это время я уже не кажусь себе  чудаком  и
верю, что приношу человечеству громадную  пользу...  громадную!  И  в  это
время у меня своя собственная  философская  система,  и  все  вы,  братцы,
представляетесь мне  такими  букашками...  микробами.  (Телегину.)  Вафля,
играй!
     Телегин. Дружочек, я рад бы для тебя всею душой, но пойми же - в доме
спят!
     Астров. Играй!

                         Телегин тихо наигрывает.

Выпить бы надо.  Пойдем,  там,  кажется,  у нас еще коньяк остался.  А как
рассветет,  ко мне поедем. Идёть? У меня есть фельдшер, который никогда не
скажет "идет",  а "идёть".  Мошенник страшный. Так идёть? (Увидев входящую
Соню.) Извините, я без галстука. (Быстро уходит; Телегин идет за ним.)
     Соня. А ты, дядя Ваня, опять напился с  доктором.  Подружились  ясные
соколы. Ну, тот уж всегда такой, а ты-то с чего? В твои годы это совсем не
к лицу.
     Войницкий. Годы тут ни при чем. Когда нет настоящей жизни,  то  живут
миражами. Все-таки лучше, чем ничего.
     Соня. Сено у нас все скошено, идут каждый день дожди, все гниет, а ты
занимаешься миражами. Ты совсем  забросил  хозяйство...  Я  работаю  одна,
совсем из сил выбилась... (Испуганно.) Дядя, у тебя на глазах слезы!
     Войницкий. Какие слезы? Ничего нет... вздор... Ты сейчас взглянула на
меня,  как покойная твоя мать. Милая моя... (Жадно целует ее руки и лицо.)
Сестра моя...  милая сестра моя...  Где она теперь? Если бы она знала! Ах,
если бы она знала!
     Соня. Что? Дядя, что знала?
     Войницкий. Тяжело, нехорошо... Ничего... После... Ничего... Я уйду...
(Уходит.)
     Соня (стучит в дверь). Михаил Львович! Вы не спите? На минутку!
     Астров (за дверью). Сейчас! (Немного погодя входит: он уже в  жилетке
и галстуке.) Что прикажете?
     Соня. Сами вы пейте, если это вам не противно, но, умоляю, не давайте
пить дяде. Ему вредно. Астров. Хорошо. Мы не будем больше пить.

                                  Пауза.

Я сейчас уеду к  себе.  Решено  и  подписано.  Пока  запрягут,  будет  уже
рассвет.
     Соня. Дождь идет. Погодите до утра.
     Астров. Гроза идет мимо, только краем захватит. Поеду. И, пожалуйста,
больше не приглашайте меня к вашему отцу. Я ему говорю - подагра,  а  он -
ревматизм; я прошу лежать, он  сидит.  А  сегодня  так  и  вовсе  не  стал
говорить со мною.
     Соня. Избалован. (Ищет в буфете.) Хотите закусить?
     Астров. Пожалуй, дайте.
     Соня. Я люблю по ночам закусывать. В буфете, кажется, что-то есть. Он
в жизни, говорят, имел большой успех у женщин, и его дамы избаловали.  Вот
берите сыр.

                        Оба стоят у буфета и едят.

     Астров. Я сегодня ничего не ел, только пил.  У  вашего  отца  тяжелый
характер. (Достает из буфета  бутылку.)  Можно?  (Выпивает  рюмку.)  Здесь
никого нет, и можно говорить прямо. Знаете, мне кажется, что в вашем  доме
я не выжил бы одного месяца, задохнулся бы в  этом  воздухе...  Ваш  отец,
который весь ушел в свою подагру и в книги, дядя Ваня  со  своею  хандрой,
ваша бабушка, наконец, ваша мачеха...
     Соня. Что мачеха?
     Астров. В человеке должно быть все прекрасно: и  лицо,  и  одежда,  и
душа, и мысли. Она прекрасна, спора нет, но... ведь она только ест,  спит,
гуляет, чарует всех нас своею  красотой -  и  больше  ничего.  У  нее  нет
никаких обязанностей, на нее работают другие... Ведь так? А праздная жизнь
не может быть чистою.

                                  Пауза.

Впрочем, быть может,  я отношусь слишком строго. Я не удовлетворен жизнью,
как ваш дядя Ваня, и оба мы становимся брюзгами.
     Соня. А вы недовольны жизнью?
     Астров.  Вообще  жизнь  люблю,  но  нашу  жизнь,  уездную,   русскую,
обывательскую, терпеть не могу и презираю ее всеми силами моей души. А что
касается моей собственной, личной жизни, то, ей-богу, в ней нет решительно
ничего хорошего.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание