На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Вишневый сад


Скачать произведение Чехова - "Вишневый сад"

если припомните,  а
теперь тихо, солнечно. Только что вот холодно... Градуса три мороза.
     Варя. Я не поглядела.

                                  Пауза.

Да и разбит у нас градусник...

                                  Пауза.
              Голос в дверь со двора: "Ермолай Алексеич!.."

     Лопахин (точно давно ждал этого зова). Сию минуту! (Быстро уходит.)

     Варя, сидя на полу, положив голову на узел с  платьем,  тихо  рыдает.
Отворяется дверь, осторожно входит Любовь Андреевна.

     Любовь Андреевна. Что?

                                  Пауза.

Надо ехать.
     Варя (уже не плачет, вытерла глаза). Да, пора, мамочка. Я к Рагулиным
поспею сегодня, не опоздать бы только к поезду...
     Любовь Андреевна (в дверь). Аня, одевайся!

     Входят Аня, потом Гаев, Шарлотта Ивановна. На Гаеве теплое  пальто  с
башлыком. Сходится прислуга, извозчики. Около вещей хлопочет Епиходов.

Теперь можно и в дорогу.
     Аня (радостно). В дорогу!
     Гаев. Друзья  мои,  милые,  дорогие  друзья  мои!  Покидая  этот  дом
навсегда, могу ли я умолчать, могу ли удержаться, чтобы  не  высказать  на
прощанье те чувства, которые наполняют теперь все мое существо...
     Аня (умоляюще). Дядя!
     Варя. Дядечка, не нужно!
     Гаев (уныло). Дуплетом желтого в середину... Молчу...

                     Входит Трофимов, потом Лопахин.

     Трофимов. Что же, господа, пора ехать!
     Лопахин. Епиходов, мое пальто!
     Любовь Андреевна. Я посижу еще одну минутку. Точно раньше  я  никогда
не видела, какие в этом доме стены, какие потолки, и теперь я гляжу на них
с жадностью, с такой нежной любовью...
     Гаев. Помню, когда мне было шесть лет, в Троицын день я сидел на этом
окне и смотрел, как мой отец шел в церковь...
     Любовь Андреевна. Все вещи забрали?
     Лопахин. Кажется, все. (Епиходову, надевая пальто.) Ты же,  Епиходов,
смотри, чтобы все было в порядке.
     Епиходов (говорит сиплым голосом). Будьте покойны, Ермолай Алексеич!
     Лопахин. Что это у тебя голос такой?
     Епиходов. Сейчас воду пил, что-то проглотил.
     Яша (с презрением). Невежество...
     Любовь Андреевна. Уедем - и здесь не останется ни души...
     Лопахин. До самой весны.
     Варя (выдергивает из узла зонтик, похоже, как будто она замахнулась).

                    Лопахин делает вид, что испугался.

Что вы, что вы... Я и не думала.
     Трофимов. Господа, идемте садиться  в  экипажи...  Уже  пора!  Сейчас
поезд придет!
     Варя. Петя, вот они, ваши калоши, возле  чемодана.  (Со  слезами.)  И
какие они у вас грязные, старые...
     Трофимов (надевая калоши). Идем, господа!..
     Гаев (сильно смущен, боится заплакать). Поезд... станция... Круазе  в
середину, белого дуплетом в угол...
     Любовь Андреевна. Идем!
     Лопахин. Все здесь? Никого там нет? (Запирает боковую дверь  налево.)
Здесь вещи сложены, надо запереть. Идем!..
     Аня. Прощай, дом! Прощай, старая жизнь!
     Трофимов. Здравствуй, новая жизнь!.. (Уходит с Аней.)

     Варя окидывает взглядом комнату и  не  спеша  уходит.  Уходят  Яша  и
Шарлотта с собачкой.

     Лопахин. Значит,  до  весны.  Выходите,  господа...  До  свиданция!..
(Уходит.)

     Любовь Андреевна и Гаев  остались  вдвоем.  Они  точно  ждали  этого,
бросаются на шею друг другу и рыдают сдержанно, тихо, боясь, чтобы  их  не
услышали.

     Гаев (в отчаянии). Сестра моя, сестра моя...
     Любовь Андреевна. О мой милый,  мой  нежный,  прекрасный  сад!..  Моя
жизнь, моя молодость, счастье мое, прощай!.. Прощай!..

                Голос Ани (весело, призывающе): "Мама!.."
              Голос Трофимова (весело, возбужденно): "Ау!.."

В последний  раз  взглянуть  на стены,  на окна...  По этой комнате любила
ходить покойная мать...
     Гаев. Сестра моя, сестра моя!..

                           Голос Ани: "Мама!.."
                         Голос Трофимова: "Ау!.."

     Любовь Андреевна. Мы идем!..

                                 Уходят.
     Сцена пуста. Слышно, как  на  ключ  запирают  все  двери,  как  потом
отъезжают экипажи. Становится тихо. Среди  тишины  раздается  глухой  стук
топора по дереву, звучащий одиноко и грустно.
     Слышатся шаги. Из двери, что направо, показывается Фирс. Он одет, как
всегда, в пиджаке и белой жилетке, на ногах туфли. Он болен.

     Фирс  (подходит  к  двери,  трогает  за  ручку).  Заперто.  Уехали...
(Садится на диван.) Про меня забыли... Ничего... я тут посижу... А  Леонид
Андреич, небось, шубы не надел, в пальто поехал... (Озабоченно  вздыхает.)
Я-то не поглядел... Молодо-зелено! (Бормочет что-то, чего понять  нельзя.)
Жизнь-то прошла, словно и не жил... (Ложится.) Я  полежу...  Силушки-то  у
тебя нету, ничего не  осталось,  ничего...  Эх  ты...  недотёпа!..  (Лежит
неподвижно.)

     Слышится отдаленный  звук,  точно  с  неба,  звук  лопнувшей  струны,
замирающий, печальный. Наступает тишина, и только  слышно,  как  далеко  в
саду топором стучат по дереву.

                                 Занавес


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание