На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Вишневый сад


Скачать произведение Чехова - "Вишневый сад"

которую
Калигула посадил в сенате... (Садится.) Но вот беда: денег  нет!  Голодная
собака верует только в мясо... (Храпит и тотчас  же  просыпается.)  Так  и
я... могу только про деньги...
     Трофимов. А у вас в фигуре в самом деле есть что-то лошадиное.
     Пищик. Что ж... лошадь хороший зверь... Лошадь продать можно...

     Слышно, как в соседней комнате играют на биллиарде. В зале под  аркой
показывается Варя.

     Трофимов (дразнит). Мадам Лопахина! Мадам Лопахина!..
     Варя (сердито). Облезлый барин!
     Трофимов. Да, я облезлый барин и горжусь этим!
     Варя (в горьком раздумье). Вот  наняли  музыкантов,  а  чем  платить?
(Уходит.)
     Трофимов (Пищику). Если бы энергия, которую вы в течение  всей  вашей
жизни затратили на поиски денег для  уплаты  процентов,  пошла  у  вас  на
что-нибудь другое, то, вероятно, в конце концов вы  могли  бы  перевернуть
землю.
     Пищик. Ницше... философ...  величайший,  знаменитейший...  громадного
ума человек, говорит в своих сочинениях, будто  фальшивые  бумажки  делать
можно.
     Трофимов. А вы читали Ницше?
     Пищик. Ну... Мне Дашенька говорила. А я теперь в таком положении, что
хоть  фальшивые  бумажки  делай...  Послезавтра   триста   десять   рублей
платить... Сто тридцать уже достал... (Ощупывает  карманы,  встревоженно.)
Деньги пропали! Потерял деньги! (Сквозь слезы.)  Где  деньги?  (Радостно.)
Вот они, за подкладкой... Даже в пот ударило...

               Входят Любовь Андреевна и Шарлотта Ивановна.

     Любовь Андреевна (напевает лезгинку). Отчего так долго  нет  Леонида?
Что он делает в городе? (Дуняше.) Дуняша, предложите музыкантам чаю...
     Трофимов. Торги не состоялись, по всей вероятности.
     Любовь Андреевна. И музыканты  пришли  некстати,  и  бал  мы  затеяли
некстати... Ну, ничего... (Садится и тихо напевает.)
     Шарлотта (подает Пищику колоду карт). Вот вам колода карт,  задумайте
какую-нибудь одну карту.
     Пищик. Задумал.
     Шарлотта. Тасуйте теперь колоду. Очень  хорошо.  Дайте  сюда,  о  мой
милый господин Пищик. Ein, zwei, drei! Теперь поищите, она у вас в боковом
кармане...
     Пищик (достает из бокового кармана карту). Восьмерка пик,  совершенно
верно! (Удивляясь.) Вы подумайте!
     Шарлотта (держит на ладони колоду карт, Трофимову). Говорите  скорее,
какая карта сверху?
     Трофимов. Что ж? Ну, дама пик.
     Шарлотта. Есть! (Пищику.) Ну? Какая карта сверху?
     Пищик. Туз червовый.
     Шарлотта. Есть!.. (Бьет по ладони, колода  карт  исчезает.)  А  какая
сегодня хорошая погода!

        Ей отвечает таинственный женский голос, точно из-под пола:
                  "О да, погода великолепная, сударыня".

Вы такой хороший мой идеал...

             Голос: "Вы сударыня, мне тоже очень понравился".

     Начальник станции (аплодирует). Госпожа чревовещательница, браво!
     Пищик   (удивляясь).   Вы   подумайте!   Очаровательнейшая   Шарлотта
Ивановна... я просто влюблен...
     Шарлотта. Влюблен? (Пожав плечами.) Разве  вы  можете  любить?  Guter
Mensch, aber schlechter Musikant*.
     _______________
     * Хороший человек, но плохой музыкант (нем.).

     Трофимов (хлопает Пищика по плечу). Лошадь вы этакая...
     Шарлотта. Прошу внимания, еще один фокус. (Берет со стула плед.)  Вот
очень хороший плед, я желаю продавать... (Встряхивает.) Не желает  ли  кто
покупать?
     Пищик (удивляясь). Вы подумайте! Шарлотта. Ein, zwei,  drei!  (Быстро
поднимает опущенный плед.)

     За пледом стоит Аня; она делает реверанс, бежит к матери, обнимает ее
и убегает назад в залу при общем восторге.

     Любовь Андреевна (аплодирует). Браво, браво!..
     Шарлотта. Теперь еще! Ein, zwei, drei!

            Поднимает плед; за пледом стоит Варя и кланяется.

     Пищик (удивляясь). Вы подумайте!
     Шарлотта. Конец! (Бросает плед на Пищика, делает реверанс и убегает в
залу.)
     Пищик (спешит за ней). Злодейка... какова? Какова? (Уходит.)
     Любовь Андреевна. А Леонида все нет. Что  он  делает  в  городе,  так
долго, не понимаю! Ведь все уже кончено там, имение продано или  торги  не
состоялись, зачем же так долго держать в неведении!
     Варя (стараясь ее утешить). Дядечка купил, я в этом уверена.
     Трофимов (насмешливо). Да.
     Варя. Бабушка прислала ему доверенность, чтобы он купил на ее  имя  с
переводом долга. Это она для Ани. И я уверена, бог поможет, дядечка купит.
     Любовь Андреевна.  Ярославская  бабушка  прислала  пятнадцать  тысяч,
чтобы купить имение на ее имя, - нам она  не  верит, -  а  этих  денег  не
хватило бы даже  проценты  заплатить.  (Закрывает  лицо  руками.)  Сегодня
судьба моя решается, судьба...
     Трофимов (дразнит Варю). Мадам Лопахина!
     Варя  (сердито).  Вечный  студент!  Уже   два   раза   увольняли   из
университета.
     Любовь  Андреевна.  Что  же  ты  сердишься,  Варя?  Он  дразнит  тебя
Лопахиным, ну что ж? Хочешь - выходи за Лопахина, он  хороший,  интересный
человек. Не хочешь - не выходи; тебя, дуся, никто не неволит...
     Варя. Я смотрю на это дело серьезно, мамочка, надо прямо говорить. Он
хороший человек, мне нравится.
     Любовь Андреевна. И выходи. Что же ждать, не понимаю!
     Варя. Мамочка, не могу же я сама делать ему предложение. Вот уже  два
года все мне говорят про него, все говорят, а он или молчит или  шутит.  Я
понимаю. Он богатеет, занят делом, ему не до меня. Если  бы  были  деньги,
хоть немного, хоть бы сто рублей, бросила бы я все, ушла  бы  подальше.  В
монастырь бы ушла.
     Трофимов. Благолепие!
     Варя  (Трофимову).  Студенту  надо  быть  умным!  (Мягким  тоном,  со
слезами.)  Какой  вы  стали  некрасивый,  Петя,  как  постарели!   (Любови
Андреевне, уже не плача.) Только вот без дела не могу, мамочка. Мне каждую
минуту надо что-нибудь делать.

                               Входит Яша.

     Яша (едва удерживаясь от смеха). Епиходов биллиардный  кий  сломал!..
(Уходит.)
     Варя. Зачем же Епиходов здесь? Кто ему позволил на биллиарде  играть?
Не понимаю этих людей... (Уходит.)
     Любовь Андреевна. Не дразните ее, Петя, вы видите, она и без  того  в
горе.
     Трофимов. Уж очень она усердная, не в свое дело суется. Все  лето  не
давала покоя ни мне, ни Ане, боялась, как бы у нас романа не вышло.  Какое
ей дело? И к тому же я вида не подавал, я так далек от пошлости.  Мы  выше
любви!
     Любовь Андреевна. А я  вот,  должно  быть,  ниже  любви.  (В  сильном
беспокойстве.) Отчего нет Леонида? Только бы  знать:  продано  имение  или
нет? Несчастье представляется мне до такой степени невероятным,  что  даже
как-то не знаю, что думать, теряюсь...  Я  могу  сейчас  крикнуть...  могу
глупость сделать. Спасите меня, Петя. Говорите же что-нибудь, говорите...
     Трофимов. Продано ли сегодня имение или не продано - не все ли равно?
С  ним  давно  уже  покончено,  нет  поворота  назад,   заросла   дорожка.
Успокойтесь, дорогая. Не надо обманывать  себя,  надо  хоть  раз  в  жизни
взглянуть правде прямо в глаза.
     Любовь Андреевна. Какой правде? Вы видите, где правда и где неправда,
а я точно потеряла зрение, ничего не вижу. Вы  смело  решаете  все  важные
вопросы, но скажите, голубчик, не потому ли это, что вы молоды, что вы  не
успели перестрадать ни одного вашего вопроса? Вы смело смотрите вперед,  и
не потому ли, что не видите и не ждете ничего страшного, так как жизнь еще
скрыта  от  ваших  молодых  глаз?  Вы  смелее,  честнее,  глубже  нас,  но
вдумайтесь, будьте великодушны хоть на кончике пальца, пощадите меня. Ведь
я родилась здесь, здесь жили мои отец и мать, мой дед, я люблю  этот  дом,
без вишневого сада  я  не  понимаю  своей  жизни,  и  если  уж  так  нужно
продавать, то продавайте и меня вместе  с  садом...  (Обнимает  Трофимова,
целует его в лоб.) Ведь мой сын утонул здесь... (Плачет.) Пожалейте  меня,
хороший, добрый человек.
     Трофимов. Вы знаете, я сочувствую всей душой.
     Любовь Андреевна. Но  надо  иначе,  иначе  это  сказать...  (Вынимает
платок, на пол падает телеграмма.) У меня сегодня тяжело на  душе,  вы  не
можете себе представить. Здесь мне шумно, дрожит душа от каждого звука,  я
вся дрожу, а уйти к себе не могу, мне одной в тишине страшно. Не осуждайте
меня, Петя... Я вас люблю, как родного. Я охотно бы  отдала  за  вас  Аню,
клянусь вам, только, голубчик, надо же  учиться,  надо  курс  кончить.  Вы
ничего не делаете, только судьба бросает вас с места  на  место,  так  это
странно... Не правда ли? Да? И надо же что-нибудь с бородой сделать, чтобы
она росла как-нибудь... (Смеется.) Смешной вы!
     Трофимов (поднимает телеграмму). Я не желаю быть красавцем.
     Любовь Андреевна. Это из Парижа телеграмма. Каждый  день  получаю.  И
вчера,  и  сегодня.  Этот  дикий  человек  опять  заболел,  опять  с   ним
нехорошо... Он просит прощения,  умоляет  приехать,  и  по-настоящему  мне
следовало бы съездить в Париж, побыть возле него.  У  вас,  Петя,  строгое
лицо, но что же делать, голубчик мой, что мне делать, он болен, он одинок,
несчастлив, а


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание