На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Вишневый сад


Скачать произведение Чехова - "Вишневый сад"

кто там поглядит за ним, кто удержит его от ошибок, кто даст
ему вовремя лекарство? И что ж тут скрывать или молчать, я люблю его,  это
ясно. Люблю, люблю... Это камень на моей шее, я иду с ним  на  дно,  но  я
люблю этот камень и жить без него  не  могу.  (Жмет  Трофимову  руку.)  Не
думайте дурно, Петя, не говорите мне ничего, не говорите...
     Трофимов (сквозь слезы). Простите за откровенность бога ради: ведь он
обобрал вас!
     Любовь Андреевна. Нет, нет, нет, не надо говорить  так...  (Закрывает
уши.)
     Трофимов. Ведь он негодяй, только вы одна не знаете этого! Он  мелкий
негодяй, ничтожество...
     Любовь Андреевна (рассердившись, но сдержанно).  Вам  двадцать  шесть
лет или двадцать семь, а вы все еще гимназист второго класса!
     Трофимов. Пусть!
     Любовь Андреевна. Надо быть мужчиной, в ваши годы надо понимать  тех,
кто любит. И надо самому любить... надо влюбляться! (Сердито.) Да, да! И у
вас нет чистоты, а вы просто чистюлька, смешной чудак, урод...
     Трофимов (в ужасе). Что она говорит!
     Любовь Андреевна. "Я выше любви!" Вы не выше любви, а просто, как вот
говорит наш Фирс, вы недотёпа. В ваши годы не иметь любовницы!..
     Трофимов (в ужасе). Это ужасно! Что она говорит?! (Идет быстро в зал,
схватив себя за голову.) Это ужасно... Не  могу,  я  уйду...  (Уходит,  но
тотчас же возвращается.) Между нами все кончено! (Уходит в переднюю.)
     Любовь Андреевна (кричит вслед). Петя, погодите! Смешной  человек,  я
пошутила! Петя!

     Слышно, как в передней кто-то быстро  идет  по  лестнице  и  вдруг  с
грохотом падает вниз. Аня и Варя вскрикивают, но тотчас же слышится смех.

Что там такое?

                               Вбегает Аня.

     Аня (смеясь). Петя с лестницы упал! (Убегает.)
     Любовь Андреевна. Какой чудак этот Петя...

     Начальник станции  останавливается  среди  залы  и  читает "Грешницу"
А. Толстого.  Его слушают,  но едва он  прочел  несколько  строк,  как  из
передней  доносятся  звуки  вальса,  и  чтение  обрывается.  Все  танцуют.
Проходят из передней Трофимов, Аня, Варя и Любовь Андреевна.

Ну, Петя...  ну,  чистая душа... я прощения прошу... Пойдемте танцевать...
(Танцует с Петей.)

                           Аня и Варя танцуют.
           Фирс входит, ставит свою палку около боковой двери.
              Яша тоже вошел из гостиной, смотрит на танцы.

     Яша. Что, дедушка?
     Фирс. Нездоровится. Прежде у нас на балах танцевали генералы, бароны,
адмиралы, а теперь посылаем за почтовым чиновником и начальником  станции,
да и те не в охотку идут. Что-то ослабел я. Барин покойный, дедушка,  всех
сургучом пользовал, от всех болезней. Я сургуч принимаю  каждый  день  уже
лет двадцать, а то и больше; может, я от него и жив.
     Яша. Надоел ты, дед. (Зевает.) Хоть бы ты поскорее подох.
     Фирс. Эх ты... недотёпа! (Бормочет.)

      Трофимов и Любовь Андреевна танцуют в зале, потом в гостиной.

     Любовь Андреевна. Merci! Я посижу... (Садится.) Устала.

                               Входит Аня.

     Аня (взволнованно). А сейчас на кухне какой-то человек  говорил,  что
вишневый сад уже продан сегодня.
     Любовь Андреевна. Кому продан?
     Аня. Не сказал, кому. Ушел.  (Танцует  с  Трофимовым,  оба  уходят  в
залу.)
     Яша. Это там какой-то старик болтал. Чужой.
     Фирс. А Леонида Андреича еще нет, не приехал. Пальто на  нем  легкое,
демисезон, того гляди простудится. Эх, молодо-зелено.
     Любовь Андреевна. Я сейчас умру. Подите, Яша, узнайте, кому продано.
     Яша. Да он давно ушел, старик-то. (Смеется.)
     Любовь Андреевна (с легкой досадой). Ну, чему вы смеетесь? Чему рады?
     Яша.  Очень  уж  Епиходов  смешной.  Пустой  человек.  Двадцать   два
несчастья.
     Любовь Андреевна. Фирс, если продадут имение, то куда ты пойдешь?
     Фирс. Куда прикажете, туда и пойду.
     Любовь Андреевна. Отчего у тебя лицо  такое?  Ты  нездоров?  Шел  бы,
знаешь, спать...
     Фирс. Да... (С усмешкой.) Я уйду спать, а без меня  тут  кто  подаст,
кто распорядится? Один на весь дом.
     Яша (Любови Андреевне). Любовь Андреевна! Позвольте обратиться к  вам
с просьбой, будьте так добры! Если опять поедете в Париж, то возьмите меня
с собой, сделайте милость. Здесь мне оставаться  положительно  невозможно.
(Оглядываясь, вполголоса.) Что ж там  говорить,  вы  сами  видите,  страна
необразованная, народ  безнравственный,  притом  скука,  на  кухне  кормят
безобразно, а тут еще Фирс этот ходит, бормочет разные неподходящие слова.
Возьмите меня с собой, будьте так добры!

                              Входит Пищик.

     Пищик.  Позвольте  просить  вас...  на  вальсишку,   прекраснейшая...
(Любовь Андреевна идет с ним.) Очаровательная,  все-таки  сто  восемьдесят
рубликов  я  возьму  у  вас...  Возьму...   (Танцует.)   Сто   восемьдесят
рубликов...

                              Перешли в зал.

     Яша (тихо напевает). "Поймешь ли ты души моей волненье..."

     В зале фигура в сером цилиндре и в клетчатых панталонах машет  руками
и прыгает; крики: "Браво, Шарлотта Ивановна!"

     Дуняша  (остановилась,  чтобы   попудриться).   Барышня   велит   мне
танцевать, - кавалеров много, а дам мало, - а у меня  от  танцев  кружится
голова, сердце бьется, Фирс Николаевич, а сейчас чиновник  с  почты  такое
мне сказал, что у меня дыхание захватило.

                             Музыка стихает.

     Фирс. Что же он тебе сказал?
     Дуняша. Вы, говорит, как цветок.
     Яша (зевает). Невежество... (Уходит.)
     Дуняша. Как цветок... Я такая деликатная девушка, ужасно люблю нежные
слова.
     Фирс. Закрутишься ты.

                             Входит Епиходов.

     Епиходов. Вы, Авдотья Федоровна, не желаете меня видеть... как  будто
я какое насекомое. (Вздыхает.) Эх, жизнь!
     Дуняша. Что вам угодно?
     Епиходов. Несомненно, может, вы и  правы.  (Вздыхает.)  Но,  конечно,
если взглянуть с  точки  зрения,  то  вы,  позволю  себе  так  выразиться,
извините за откровенность, совершенно привели меня  в  состояние  духа.  Я
знаю свою фортуну, каждый день со мной случается какое-нибудь несчастье, и
к этому я давно уже привык, так что с улыбкой гляжу  на  свою  судьбу.  Вы
дали мне слово, и хотя я...
     Дуняша. Прошу вас, после поговорим, а теперь оставьте меня  в  покое.
Теперь я мечтаю. (Играет веером.)
     Епиходов. У меня  несчастье  каждый  день,  и  я,  позволю  себе  так
выразиться, только улыбаюсь, даже смеюсь.

                           Входит из залы Варя.

     Варя. Ты все еще не ушел, Семен? Какой же ты,  право,  неуважительный
человек. (Дуняше.) Ступай отсюда, Дуняша.  (Епиходову.)  То  на  биллиарде
играешь и кий сломал, то по гостиной расхаживаешь, как гость.
     Епиходов. С меня взыскивать, позвольте вам выразиться, вы не можете.
     Варя. Я не взыскиваю с тебя, а говорю. Только и знаешь, что ходишь  с
места на место, а делом не занимаешься. Конторщика держим, а  неизвестно -
для чего.
     Епиходов (обиженно). Работаю ли я, хожу ли, кушаю  ли,  играю  ли  на
биллиарде, про то могут рассуждать только люди понимающие и старшие.
     Варя. Ты смеешь мне говорить это! (Вспылив.)  Ты  смеешь?  Значит,  я
ничего не понимаю? Убирайся же вон отсюда! Сию минуту!
     Епиходов (струсив). Прошу вас выражаться деликатным способом.
     Варя (выйдя из себя). Сию же минуту вон отсюда! Вон!

                       Он идет к двери, она за ним.

Двадцать два несчастья!  Чтобы духу твоего здесь не было!  Чтобы глаза мои
тебя не видели!

     Епиходов вышел, за дверью его голос: "Я на вас буду жаловаться".

А, ты  назад  идешь?  (Хватает  палку,  поставленную  около двери Фирсом.)
Иди... Иди... Иди, я тебе покажу... А, ты идешь? Идешь? Так вот же тебе...
(Замахивается.)

                       В это время входит Лопахин.

     Лопахин. Покорнейше благодарю.
     Варя (сердито и насмешливо). Виновата!
     Лопахин. Ничего-с. Покорно благодарю за приятное угощение.
     Варя.  Не  стоит  благодарности.  (Отходит,  потом   оглядывается   и
спрашивает мягко.) Я вас не ушибла?
     Лопахин. Нет, ничего. Шишка, однако, вскочит огромадная.

           Голоса в зале: "Лопахин приехал! Ермолай Алексеич!"

     Пищик.  Видом  видать,  слыхом  слыхать...  (Целуется  с  Лопахиным.)
Коньячком от  тебя  попахивает,  милый  мой,  душа  моя.  А  мы  тут  тоже
веселимся.

                         Входит Любовь Андреевна.

     Любовь Андреевна. Это вы, Ермолай Алексеич?  Отчего  так  долго?  Где
Леонид?
     Лопахин. Леонид Андреич со мной приехал, он идет...
     Любовь Андреевна (волнуясь). Ну, что? Были торги? Говорите же!
     Лопахин (сконфуженно, боясь обнаружить свою радость). Торги кончились
к четырем часам... Мы  к  поезду  опоздали,  пришлось  ждать  до  половины
десятого. (Тяжело вздохнув.) Уф! У меня немножко голова кружится...

     Входит Гаев; в правой руке у него покупки, левой он утирает слезы.

     Любовь Андреевна. Леня, что? Леня,  ну?  (Нетерпеливо,  со  слезами.)
Скорей же, бога


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание