На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Иванов


Скачать произведение Чехова - "Иванов"

физиономией... Объясните же мне, к чему  вы  здесь?  Как  вы  сюда
попали?..
     Анна Петровна (смеется). Вот точно так же и  он  когда-то  говорил...
Точь-в-точь... Но у него глаза больше, и, бывало, как он начнет говорить о
чем-нибудь горячо, так они как угли... Говорите, говорите!..
     Львов (встает и мигает рукой). Что мне говорить? Идите в комнаты...
     Анна Петровна. Вы говорите, что Николай то  да  се,  пятое,  десятое.
Откуда вы его знаете? Разве за полгода можно узнать человека? Это, доктор,
замечательный человек, и я жалею, что вы не знали его  года  два-три  тому
назад. Он теперь хандрит, молчит, ничего не  делает,  но  прежде...  Какая
прелесть!.. Я полюбила его с первого взгляда. (Смеется.) Взглянула, а меня
мышеловка - хлоп! Он сказал:  пойдем...  Я  отрезала  от  себя  всё,  как,
знаете, отрезают гнилые листья ножницами, и пошла...

                                  Пауза.

А теперь не то...  Теперь он едет к Лебедевым,  чтобы развлечься с другими
женщинами, а я... сижу в саду и слушаю, как сова кричит...

                              Стук сторожа.

Доктор, а братьев у вас нет?
     Львов. Нет.

                          Анна Петровна рыдает.

Ну, что еще? Что вам?
     Анна Петровна (встает). Я не могу, доктор, я поеду туда...
     Львов. Куда это?
     Анна Петровна.  Туда,  где  он...  Я  поеду...   Прикажите   заложить
лошадей... (Идет к дому.)
     Львов. Вам нельзя ехать...
     Анна Петровна. Оставьте меня, не ваше дело...  Я  не  могу,  поеду...
Велите дать лошадей... (Бежит в дом.)
     Львов. Нет, я решительно отказываюсь лечить при таких условиях!  Мало
того, что ни копейки не платят, но еще  душу  выворачивают  вверх  дном!..
Нет, я отказываюсь! Довольно!.. (Идет в дом.)

                                 Занавес


                             ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

     Зал в доме Лебедевых; прямо выход в  сад;  направо  и  налево  двери.
Старинная, дорогая мебель.  Люстра,  канделябры  и  картины -  все  это  в
чехлах.


                                    I

     Зинаида Савишна, 1-й гость, 2-й  гость,  3-й  гость,  Косых,  Авдотья
Назаровна,  Егорушка,  Гаврила,  горничная,  старухи-гостьи,   барышни   и
Бабакина.
     Зинаида Савишна сидит  на  диване.  По  обе  стороны  ее  на  креслах
старухи-гостьи; на стульях молодежь. В глубине, около выхода в сад, играют
в карты; между играющими: Косых, Авдотья  Назаровна  и  Егорушка.  Гаврила
стоит у правой двери; горничная разносит на подносе лакомства. Из  сада  в
правую дверь и обратно в продолжение  всего  действия  циркулируют  гости.
Бабакина выходит из правой двери и направляется к Зинаиде Савишне.

     Зинаида Савишна (радостно). Душечка, Марфа Егоровна...
     Бабакина. Здравствуйте, Зинаида Савишна! Честь имею вас поздравить  с
новорожденною...

                                Целуются.

Дай бог, чтоб...
     Зинаида Савишна. Благодарю вас, душечка, я так рада... Ну,  как  ваше
здоровье?..
     Бабакина.  Очень  вами  благодарна.   (Садится   рядом   на   диван.)
Здравствуйте, молодые люди!..

                        Гости встают и кланяются.

     1-й гость (смеется). Молодые люди... а вы разве старая?
     Бабакина (вздыхая). Где уж нам в молодые лезть...
     1-й гость (почтительно смеясь).  Помилуйте,  что  вы...  Одно  только
звание, что вдова, а вы любой девице можете десять очков вперед дать.

                     Гаврила подносит Бабакиной чай.

     Зинаида  Савишна  (Гавриле).  Что  же  ты  так  подаешь?  Принес   бы
какого-нибудь варенья. Кружовенного, что ли...
     Бабакина. Не беспокойтесь, очень вами благодарна...

                                  Пауза.

     1-й гость. Вы, Марфа Егоровна, через Мушкино ехали?..
     Бабакина. Нет, на Займище. Тут дорога лучше.
     1-й гость. Так-с.
     Косых. Два пики.
     Егорушка. Пас.
     Авдотья Назаровна. Пас.
     2-й гость. Пас.
     Бабакина. Выигрышные билеты, душечка  Зинаида  Савишна,  опять  пошли
шибко в гору. Видано ли дело: первый заем стоит  уж  двести  семьдесят,  а
второй без малого двести пятьдесят... Никогда этого не было...
     Зинаида Савишна (вздыхает). Хорошо, у кого их много...
     Бабакина. Не скажите, душечка; хоть они и в большой цене, а держать в
них капитал невыгодно. Одна страховка сживет со света.
     Зинаида Савишна. Так-то так,  а  все-таки,  моя  милая,  надеешься...
(Вздыхает.) Бог милостив...
     3-й гость. С моей точки зрения, mesdames,  я  так  рассуждаю,  что  в
настоящее время иметь капитал  очень  невыгодно.  Процентные  бумаги  дают
весьма немного дивиденда, а пускать деньги в оборот чрезвычайно опасно.  Я
так понимаю, mesdames,  что  человек,  который  в  настоящее  время  имеет
капитал, находится более  в  критическом  положении,  чем  тот,  mesdames,
который...
     Бабакина (вздыхает). Это верно!

                            1-й гость зевает.

А разве можно при дамах зевать?
     1-й гость. Pardon, mesdames, это я нечаянно.

     Зинаида Савишна встает  и  уходит  в  правую  дверь;  продолжительное
молчание.

     Егорушка. Два бубны.
     Авдотья Назаровна. Пас.
     2-й гость. Пас.
     Косых. Пас.
     Бабакина (в сторону). Господи, какая скука, помереть можно!


                                    II

                    Те же, Зинаида Савишна и Лебедев.

     Зинаида Савишна (выходя из  правой  двери  с  Лебедевым,  тихо).  Что
уселся там? Примадонна какая! Сиди с гостями! (Садится на прежнее место.)
     Лебедев (зевает). Ох, грехи наши тяжкие! (Увидев Бабакину.)  Батюшки,
мармелад сидит! Рахат-лукум!.. (Здоровается.) Как ваше драгоценнейшее?..
     Бабакина. Очень вами благодарна.
     Лебедев. Ну, слава богу!..  Слава  богу!  (Садится  в  кресло.)  Так,
так... Гаврила!

     Гаврила подносит ему рюмку водки и стакан воды; он выпивает  водку  и
запивает водой.

     1-й гость. На доброе здоровье!..
     Лебедев. Какое уж тут доброе здоровье!.. Околеванца  нет,  и  на  том
спасибо. (Жене.) Зюзюшка, а где же наша новорожденная?
     Косых (плаксиво). Скажите мне, ради бога: ну, за что мы остались  без
взятки? (Вскакивает.) Ну, за что мы проиграли, черт меня подери совсем?
     Авдотья Назаровна (вскакивает и сердито).  А  за  то,  что  если  ты,
батюшка, не умеешь играть, так не садись. Какое  ты  имеешь  полное  право
ходить в чужую масть? Вот и остался у тебя маринованный туз!..

                      Оба бегут из-за стола вперед.

     Косых (плачущим голосом). Позвольте, господа...  У  меня  на  бубнах:
туз, король, дама, коронка сам-восемь, туз пик и одна, понимаете ли,  одна
маленькая червонка, а она, черт знает, не могла объявить маленький шлем!..
Я сказал: без козыря...
     Авдотья Назаровна (перебивая). Это я сказала: без козыря! Ты  сказал:
два без козыря...
     Косых. Это возмутительно!.. Позвольте... у вас... у меня... у  вас...
(Лебедеву.) Да вы посудите, Павел  Кириллыч...  У  меня  на  бубнах:  туз,
король, дама, коронка сам-восемь...
     Лебедев (затыкает уши). Отстань, сделай милость... отстань...
     Авдотья Назаровна (кричит). Это я сказала: без козыря!
     Косых  (свирепо).  Будь  я  подлец  и  анафема,  если  я   сяду   еще
когда-нибудь играть с этою севрюгой! (Быстро уходит в сад.)

          2-й гость уходит за ним, за столом остается Егорушка.

     Авдотья Назаровна. Уф!.. Даже в жар от него бросило... Севрюга!.. Сам
ты севрюга!..
     Бабакина. Да и вы, бабушка, сердитая...
     Авдотья Назаровна (увидев Бабакину, всплескивает руками). Ясочка моя,
красавица!.. Она здесь, а я, куриная слепота, и  не  вижу...  Голубочка...
(Целует ее в плечо и садится  рядом.)  Вот  радость!  Дай  же  я  на  тебя
погляжу, лебедь белая! Тьфу, тьфу, тьфу... чтоб не сглазить!..
     Лебедев. Ну, распелась... Жениха бы ей лучше подыскала...
     Авдотья Назаровна. И найду! В  гроб,  грешница,  не  лягу,  а  ее  да
Саничку замуж выдам!.. В гроб не  лягу...  (Вздох.)  Только  вот,  где  их
найдешь нынче, женихов-то? Вон они, наши  женихи-то,  сидят  нахохлившись,
словно петухи мокрые!..
     3-й гость. Весьма неудачное сравнение. С моей точки зрения, mesdames,
если теперешние молодые  люди  предпочитают  холостую  жизнь,  то  в  этом
виноваты, так сказать, социальные условия...
     Лебедев. Ну, ну!.. не философствуй!.. не люблю!..


                                   III

                              Те же и Саша.

     Саша (входит и идет к отцу). Такая великолепная погода, а  вы  сидите
здесь, господа, в духоте.
     Зинаида Савишна. Сашенька, разве  ты  не  видишь,  что  у  нас  Марфа
Егоровна?
     Саша. Виновата. (Идет к Бабакиной и здоровается.)
     Бабакина. Загорделась, Саничка, загорделась, хоть бы разок  приехала.
(Целуется.) Поздравляю, душечка...
     Саша. Благодарю. (Садится рядом с отцом.)
     Лебедев. Да, Авдотья Назаровна, трудно теперь с женихами. Не  то  что
жениха - путевых шаферов достать негде. Нынешняя молодежь, не в обиду будь
сказано, какая-то, господь с нею, кислая, переваренная... Ни поплясать,


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание