На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Иванов


Скачать произведение Чехова - "Иванов"

ни
поговорить, ни выпить толком...
     Авдотья Назаровна. Ну, пить-то они все мастера, только дай...
     Лебедев. Не велика штука пить - пить и  лошадь  умеет...  Нет,  ты  с
толком выпей!.. В наше время, бывало, день-деньской с лекциями бьешься,  а
как только настал вечер, идешь прямо куда-нибудь на огонь и до самой  зари
волчком вертишься... И  пляшешь,  и  барышень  забавляешь,  и  эта  штука.
(Щелкает себя по шее.) Бывало, и брешешь, и философствуешь, пока  язык  не
отнимется... А нынешние... (Машет рукой.) Не понимаю... Ни богу свечка, ни
черту кочерга. Во всем уезде есть только один  путевый  малый,  да  и  тот
женат (вздыхает) и, кажется, уж беситься стал...
     Бабакина. Кто это?
     Лебедев. Николаша Иванов.
     Бабакина.  Да,  он   хороший   мужчина   (делает   гримасу),   только
несчастный!..
     Зинаида Савишна. Еще бы, душечка, быть  ему  счастливым!  (Вздыхает.)
Как он,  бедный,  ошибся!..  Женился  на  своей  жидовке  и  так,  бедный,
рассчитывал, что отец и мать за нею золотые горы  дадут,  а  вышло  совсем
напротив... С того времени, как она переменила веру, отец и мать знать  ее
не хотят, прокляли... Так ни копейки и не получил. Теперь  кается,  да  уж
поздно...
     Саша. Мама, это неправда.
     Бабакина (горячо). Шурочка, как же  неправда?  Ведь  это  все  знают.
Ежели бы не было интереса, то зачем бы  ему  на  еврейке  жениться?  Разве
русских мало? Ошибся, душечка, ошибся... (Живо.) Господи, да  и  достается
же теперь ей от него! Просто  смех  один.  Придет  откуда-нибудь  домой  и
сейчас к ней: "Твои отец и мать меня надули! Пошла вон из моего  дома!"  А
куда ей идти? Отец и мать не примут; пошла бы в горничные, да работать  не
приучена... Уж он мудрует-мудрует над нею, пока граф не вступится. Не будь
графа, давно бы ее со света сжил...
     Авдотья Назаровна. А  то,  бывает,  запрет  ее  в  погреб  и -  "ешь,
такая-сякая, чеснок"... Ест-ест, покуда из души переть не начнет.

                                  Смех.

     Саша. Папа, ведь это ложь!
     Лебедев. Ну, так что же? Пусть себе мелют  на  здоровье...  (Кричит.)
Гаврила!..

                     Гаврила подает ему водку и воду.

     Зинаида Савишна. Оттого  вот  и  разорился,  бедный.  Дела,  душечка,
совсем упали... Если бы Боркин не глядел  за  хозяйством,  так  ему  бы  с
жидовкой есть нечего было. (Вздыхает.) А как мы-то,  душечка,  из-за  него
пострадали!.. Так пострадали, что один только бог видит! Верите ли, милая,
уж три года, как он нам девять тысяч должен!
     Бабакина (с ужасом). Девять тысяч!..
     Зинаида Савишна. Да... это мой милый Пашенька распорядился дать  ему.
Не разбирает, кому можно дать, кому нельзя. Про капитал я уже не  говорю -
бог с ним, но лишь бы проценты исправно платил!..
     Саша (горячо). Мама, об этом вы говорили уже тысячу раз!
     Зинаида Савишна. Тебе-то что? Что ты заступаешься?
     Саша (встает). Но как  у  вас  хватает  духа  говорить  все  это  про
человека, который не сделал вам никакого зла? Ну, что он вам сделал?
     3-й гость. Александра Павловна, позвольте мне сказать  два  слова!  Я
уважаю Николая Алексеича и всегда считал за честь, но, говоря entre nous*,
он мне кажется авантюристом.
     _______________
     * между нами (франц.).

     Саша. И поздравляю, если вам так кажется.
     3-й гость. В  доказательство  приведу  вам  следующий  факт,  который
передавал мне его атташе, или, так сказать, чичероне Боркин. Два года тому
назад, во время скотской эпизоотии, он накупил скота, застраховал его...
     Зинаида Савишна. Да, да, да! Я помню этот случай. Мне тоже говорили.
     3-й гость. Застраховал его, можете иметь в виду, потом заразил  чумой
и взял страховую премию.
     Саша. Ах, да вздор все это! Вздор! Никто  не  покупал  и  не  заражал
скота! Это сам Боркин сочинил такой проект и  везде  хвастался  им.  Когда
Иванов узнал об этом, то Боркин потом у него две недели  прощения  просил.
Виноват же Иванов только, что у него слабый характер  и  не  хватает  духа
прогнать от себя этого Боркина, и виноват, что  он  слишком  верит  людям!
Все, что у него было, растащили, расхитили; около его  великодушных  затей
наживался всякий, кто только хотел.
     Лебедев. Шура-горячка! Будет тебе!
     Саша. Зачем же они говорят вздор? Ах, да все  это  скучно  и  скучно!
Иванов, Иванов, Иванов - и больше нет других разговоров. (Идет к  двери  и
возвращается.) Удивляюсь! (Молодым людям.) Положительно  удивляюсь  вашему
терпению, господа! Неужели вам не скучно так сидеть? Ведь воздух застыл от
тоски! Говорите же что-нибудь, забавляйте барышень, шевелитесь! Ну, если у
вас нет других сюжетов, кроме Иванова, то смейтесь,  пойте,  пляшите,  что
ли...
     Лебедев (смеется). Пробери-ка, пробери их хорошенько!
     Саша. Ну, послушайте, сделайте мне такое одолжение!  Если  не  хотите
плясать, смеяться, петь, если все это скучно, то прошу вас,  умоляю,  хоть
раз в жизни, для курьеза, чтобы удивить или насмешить, соберите силы и все
разом придумайте  что-нибудь  остроумное,  блестящее,  скажите  даже  хоть
дерзость или пошлость, но чтоб было смешно и ново! Или все разом совершите
что-нибудь маленькое, чуть заметное, но хоть немножко похожее  на  подвиг,
чтобы барышни хоть раз в жизни, глядя на  вас,  могли  бы  сказать:  "Ах!"
Послушайте, ведь вы желаете нравиться,  но  почему  же  вы  не  стараетесь
нравиться? Ах, господа! Все вы не то, не то, не то!.. На вас  глядя,  мухи
мрут и лампы начинают коптеть. Не то, не то!.. Тысячу раз я вам говорила и
всегда буду говорить, что все вы не то, не то, не то!..


                                    IV

                       Те же, Иванов и Шабельский.

     Шабельский  (входя  с  Ивановым  из  правой  двери)  Кто  это   здесь
декламирует? Вы, Шурочка? (Хохочет и пожимает ей руку.) Поздравляю,  ангел
мой, дай вам бог попозже умереть и не рождаться во второй раз...
     Зинаида Савишна (радостно). Николай Алексеевич, граф!..
     Лебедев. Ба! Кого вижу... граф! (Идет навстречу.)
     Шабельский (увидав Зинаиду Савишну и Бабакину, протягивает в  сторону
их руки). Два банка на одном диване!.. Глядеть любо! (Здоровается: Зинаиде
Савишне.) Здравствуйте, Зюзюшка! (Бабакиной.) Здравствуйте, помпончик!..
     Зинаида Савишна. Я так рада. Вы, граф,  у  нас  такой  редкий  гость!
(Кричит.) Гаврила, чаю! Садитесь, пожалуйста!  (Встает,  уходит  в  правую
дверь и тотчас же возвращается, вид крайне озабоченный.)

     Саша садится на прежнее место. Иванов молча здоровается со всеми.

     Лебедев  (Шабельскому).  Откуда  ты  взялся?  Какие  это  силы   тебя
принесли? Вот сюрприз, накажи меня бог...  (Целует  его.)  Граф,  ведь  ты
разбойник! Так не делают порядочные люди! (Ведет его  за  руку  к  рампе.)
Отчего ты у нас не бываешь? Сердит, что ли?
     Шабельский. На чем же я могу к тебе ездить? Верхом  на  палке?  Своих
лошадей у меня нет, а Николай не берет с собою,  велит  с  Саррой  сидеть,
чтоб та не скучала. Присылай за мною своих лошадей, тогда и буду ездить...
     Лебедев (машет рукой). Ну, да?.. Зюзюшка  скорее  треснет,  чем  даст
лошадей. Голубчик ты мой, милый, ведь ты для меня дороже и роднее всех! Из
всего старья уцелели я да ты! Люблю в тебе я прежние страдания и молодость
погибшую мою... Шутки шутками, а я вот почти плачу. (Целует графа.)
     Шабельский. Пусти, пусти! От тебя, как из винного погреба...
     Лебедев. Душа моя, ты не можешь себе представить, как мне скучно  без
моих друзей! Вешаться готов с тоски... (Тихо.) Зюзюшка  со  своею  ссудною
кассой разогнала всех порядочных  людей,  и  остались,  как  видишь,  одни
только зулусы... эти Дудкины, Будкины... Ну, кушай чай...

                       Гаврила подносит графу чай.

     Зинаида Савишна (озабоченно Гавриле). Ну, как же ты  подаешь?  Принес
бы какого-нибудь варенья... Кружовенного что ли...
     Шабельский (хохочет, Иванову). Что, не говорил я тебе? (Лебедеву.)  Я
с ним пари дорогой держал, что, как  приедем,  Зюзюшка  сейчас  же  начнет
угощать нас кружовенным вареньем...
     Зинаида Савишна. Вы, граф, все такой же насмешник... (Садится.)
     Лебедев. Двадцать бочек его наварили, так куда же его девать?
     Шабельский (садясь около стола). Всё копите,  Зюзюшка?  Ну,  что,  уж
миллиончик есть, а?
     Зинаида Савишна (со вздохом). Да, со стороны  поглядеть,  так  богаче
нас и людей нет, а откуда быть деньгам? Один разговор только...
     Шабельский. Ну, да, да!..  знаем!..  Знаем,  как  вы  плохо  в  шашки
играете... (Лебедеву.) Паша, скажи по совести: скопили миллион?
     Лебедев. Ей-богу, не знаю. Это у Зюзюшки спроси...
     Шабельский  (Бабакиной).  И  у  жирненького  помпончика  скоро  будет
миллиончик! Ей-богу, хорошеет и полнеет не по дням, а по часам! Что значит
деньжищ много...
     Бабакина. Очень вами благодарна, ваше  сиятельство,  а  только  я  не
люблю насмешек.
     Шабельский. Милый мой банк, да разве это насмешки? Это  просто  вопль
души,  от  избытка  чувств  глаголят  уста...  Вас


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание