На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Иванов


Скачать произведение Чехова - "Иванов"

счастье!" А на другой день верю в эту жизнь  и  в
счастье так же мало,  как в домового...  Что же со мною?  В какую пропасть
толкаю я себя?  Откуда во мне эта слабость?  Что стало  с  моими  нервами?
Стоит  только больной жене уколоть мое самолюбие,  или не угодит прислуга,
или ружье даст осечку, как я становлюсь груб, зол и не похож на себя...

                                  Пауза.

Не понимаю, не понимаю, не понимаю! Просто хоть пулю в лоб!..
     Львов (входит.) Мне нужно с вами объясниться, Николай Алексеевич!
     Иванов. Если мы, доктор, будем каждый день объясняться, то на это сил
никаких не хватит.
     Львов. Вам угодно меня выслушать?
     Иванов. Выслушиваю я вас каждый день и  до  сих  пор  никак  не  могу
понять: что собственно вам от меня угодно?
     Львов. Говорю я ясно и определенно, и не  может  меня  понять  только
тот, у кого нет сердца...
     Иванов. Что у меня жена  при  смерти -  я  знаю;  что  я  непоправимо
виноват перед нею - я тоже знаю; что вы  честный,  прямой  человек -  тоже
знаю! Что же вам нужно еще?
     Львов. Меня возмущает человеческая жестокость... Умирает  женщина.  У
нее есть отец и мать, которых она любит и хотела бы видеть перед  смертью;
то знают отлично, что она  скоро  умрет  и  что  все  еще  любит  их,  но,
проклятая жестокость, они точно хотят  удивить  Иегову  своим  религиозным
закалом: всё еще проклинают ее! Вы,  человек,  которому  она  пожертвовала
всем - и верой, и родным гнездом,  и  покоем  совести,  вы  откровеннейшим
образом и с самыми  откровенными  целями  каждый  день  катаетесь  к  этим
Лебедевым!
     Иванов. Ах, я там уже две недели не был...
     Львов (не слушая его). С такими людьми, как вы, надо говорить  прямо,
без обиняков, и если вам не угодно слушать меня, то не слушайте! Я  привык
называть вещи настоящим их  именем...  Вам  нужна  эта  смерть  для  новых
подвигов; пусть так, но неужели вы не могли бы подождать? Если бы вы  дали
ей умереть естественным порядком,  не  долбили  бы  ее  своим  откровенным
цинизмом, то неужели бы от вас ушла Лебедева со своим приданым? Не теперь,
так через год, через два, вы, чудный Тартюф, успели  бы  вскружить  голову
девочке и завладеть ее приданым так же, как  и  теперь...  К  чему  же  вы
торопитесь? Почему вам нужно, чтобы ваша жена умерла теперь,  а  не  через
месяц, через год?..
     Иванов.   Мучение...   Доктор,   вы   слишком   плохой   врач,   если
предполагаете, что человек может сдерживать  себя  до  бесконечности.  Мне
страшных усилии стоит не отвечать вам на ваши оскорбления.
     Львов. Полноте, кого вы хотите одурачить? Сбросьте маску.
     Иванов. Умный человек, подумайте: по-вашему, нет  ничего  легче,  как
понять меня! Да? Я женился на Анне,  чтобы  получить  большое  приданое...
Приданого мне не дали, я промахнулся и теперь сживаю ее  со  света,  чтобы
жениться на другой и  взять  приданое...  Да?  Как  просто  и  несложно...
Человек такая простая и немудреная машина... Нет, доктор, в каждом из  нас
слишком много колес, винтов и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге
по первому впечатлению или по двум-трем внешним признакам.  Я  не  понимаю
вас, вы меня не  понимаете,  и  сами  мы  себя  не  понимаем.  Можно  быть
прекрасным врачом - и в то же время совсем не знать людей.  Не  будьте  же
самоуверенны и согласитесь с этим.
     Львов. Да неужели же вы думаете, что вы так непрозрачны и у меня  так
мало мозга, что я не могу отличить подлости от честности?
     Иванов. Очевидно, мы с вами никогда не споемся... В последний  раз  я
спрашиваю и отвечайте, пожалуйста, без  предисловий:  что  собственно  вам
нужно от меня? Чего вы добиваетесь? (Раздраженно.) И с кем  я  имею  честь
говорить: с моим прокурором или с врачом моей жены?
     Львов.  Я  врач  и,  как  врач,  требую,  чтобы  вы   изменили   ваше
поведение... Оно убивает Анну Петровну!
     Иванов. Но что же мне делать? Что? Если вы меня понимаете лучше,  чем
я сам себя понимаю, то говорите определенно: что мне делать?
     Львов. По крайней мере, действовать не так откровенно.
     Иванов. А, боже мой! Неужели вы себя понимаете? (Пьет воду.) Оставьте
меня.  Я  тысячу  раз  виноват,  отвечу  перед  богом,  а  вас  никто   не
уполномочивал ежедневно пытать меня...
     Львов. А кто вас уполномочивал  оскорблять  во  мне  мою  правду?  Вы
измучили и отравили мою душу. Пока я не попал  в  этот  уезд,  я  допускал
существование людей глупых, сумасшедших, увлекающихся,  но  никогда  я  не
верил, что есть люди преступные осмысленно, сознательно направляющие  свою
волю в сторону зла... Я уважал и любил людей, но, когда увидел вас...
     Иванов. Я уже слышал об этом!
     Львов. Слышали? (Увидев входящую Сашу; она в  амазонке.)  Теперь  уж,
надеюсь, мы отлично понимаем друг друга! (Пожимает плечами и уходит.)


                                   VII

                              Иванов и Саша.

     Иванов (испуганно). Шура, это ты?
     Саша. Да, я. Здравствуй. Не ожидал? Отчего ты так долго не был у нас?
     Иванов. Шура, ради бога, это неосторожно! Твой приезд  может  страшно
подействовать на жену.
     Саша. Она меня не увидит. Я  прошла  черным  ходом.  Сейчас  уеду.  Я
беспокоюсь: ты здоров? Отчего не приезжал так долго?
     Иванов. Жена и без того уж оскорблена, почти умирает, а ты приезжаешь
сюда. Шура, Шура, это легкомысленно и бесчеловечно!
     Саша. Что же мне было делать? Ты две недели не был у нас, не  отвечал
на письма. Я измучилась. Мне казалось, что ты  тут  невыносимо  страдаешь,
болен, умер. Ни одной ночи я не спала покойно. Сейчас уеду...  По  крайней
мере, скажи: ты здоров?
     Иванов. Нет, замучил я себя, люди мучают меня без конца... Просто сил
моих нет! А тут еще ты! Как это нездорово, как ненормально!  Шура,  как  я
виноват, как виноват!..
     Саша. Как ты любишь говорить страшные и жалкие слова! Виноват ты? Да?
Виноват? Ну, так говори же: в чем?
     Иванов. Не знаю, не знаю...
     Саша. Это не ответ. Каждый грешник должен знать,  в  чем  он  грешен.
Фальшивые бумажки делал, что ли?
     Иванов. Неостроумно!
     Саша. Виноват, что разлюбил жену? Может быть, но  человек  не  хозяин
своим чувствам, ты не хотел разлюбить. Виноват ты, что она видела,  как  я
объяснялась тебе в любви? Нет, ты не хотел, чтобы она видела...
     Иванов (перебивая). И так далее, и так далее... Полюбил, разлюбил, не
хозяин своим чувствам - все это общие места, избитые  фразы,  которыми  не
поможешь...
     Саша. Утомительно с тобою говорить. (Смотрит на картину.) Как  хорошо
собака нарисована! Это с натуры?
     Иванов. С натуры. И весь этот наш роман - общее,  избитое  место:  он
пал духом и утерял почву. Явилась она, бодрая духом, сильная, и подала ему
руку помощи. Это красиво и похоже на правду только в романах, а в жизни...
     Саша. И в жизни то же самое.
     Иванов. Вижу, тонко  ты  понимаешь  жизнь!  Мое  нытье  внушает  тебе
благоговейный страх, ты воображаешь, что обрела во мне второго Гамлета, а,
по-моему, эта моя психопатия, со  всеми  ее  аксессуарами,  может  служить
хорошим материалом только для смеха и больше ничего! Надо бы  хохотать  до
упаду над моим кривляньем, а ты - караул! Спасать, совершать  подвиг!  Ах,
как я зол сегодня  на  себя!  Чувствую,  что  сегодняшнее  мое  напряжение
разрешится чем-нибудь... Или я сломаю что-нибудь, или...
     Саша. Вот, вот, это именно и нужно.  Сломай  что-нибудь,  разбей  или
закричи. Ты на меня сердит, я  сделала  глупость,  что  решилась  приехать
сюда. Ну, так возмутись, закричи на  меня,  затопай  ногами.  Ну?  Начинай
сердиться...

                                  Пауза.

Ну?
     Иванов. Смешная.
     Саша. Отлично! Мы, кажется, улыбаемся!  Будьте  добры,  соблаговолите
еще раз улыбнуться!
     Иванов (смеется). Я заметил: когда ты начинаешь спасать меня и  учить
уму-разуму, то у тебя делается лицо наивное-пренаивное, а зрачки  большие,
точно ты на комету смотришь. Постой, у тебя плечо в пыли. (Смахивает с  ее
плеча пыль.) Наивный мужчина, - это дурак.  Вы  же,  женщины,  умудряетесь
наивничать так, что это у вас выходит и мило, и здорово, и тепло, и не так
глупо, как кажется. Только что у  вас  у  всех  за  манера?  Пока  мужчина
здоров, силен и весел, вы не обращаете на него никакого внимания,  но  как
только он покатил вниз по наклонной  плоскости  и  стал  Лазаря  петь,  вы
вешаетесь ему на шею. Разве быть женой сильного и храброго человека  хуже,
чем быть сиделкой у какого-нибудь слезоточивого неудачника?
     Саша. Хуже!
     Иванов. Почему же? (Хохочет.) Не знает об этом Дарвин,  а  то  бы  он
задал вам на орехи! Вы портите человеческую породу. По  вашей  милости  на
свете скоро будут рождаться одни только нытики и психопаты.
     Саша. Мужчины многого не понимают. Всякой девушке  скорее  понравится
неудачник,  чем  счастливец,   потому   что   каждую   соблазняет   любовь
деятельная... Понимаешь? Деятельная. Мужчины заняты делом и потому  у  них
любовь на третьем плане.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание