На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Небольшие пьесы


Скачать произведение Чехова - "Небольшие пьесы"

только тебя мои глаза,  да
забыть бы мне тебя, змея подколодная!

                              Стук в дверь.

     Т и х о н. Кого-то черти принесли... Кто там?

                                  Стук.

Кто стучит? (Встает и подходит к двери.) Кто стучит? Проходи, заперто!
     Г о л о с  з а  д в е р ь ю. Впусти, Тихон, сделай милость! Рессора в
карете лопнула!  Помоги, будь отцом родным! Веревочкой бы только обвязать,
а потом уж как-нибудь доехали бы...
     Т и х о н  . Кто едет?
     Г о л о с  з а  д в е р ь ю.  Барыня едет из города в Варсонофьево...
Пять верст только осталось... Помоги, сделай милость!
     Т и х о н. Поди, скажи барыне, коли даст десять рублей, так и веревка
будет и рессору починим...
     Г о л о с  з а  д в е р ь ю.  Взбесился ты,  что ли?  Десять  рублей!
Собака ты бешеная! Рад людскому горю!
     Т и х о н. Как знаешь... Не хочешь и не нужно...
     Г о л о с  з а  д в е р ь ю. Ну, да ладно, погоди...

                                  Пауза.

Барыня сказала: хорошо.
     Т и х о н. Милости Просим! (Отворяет дверь и впускает кучера.)


                                ЯВЛЕНИЕ IV

                           Те же и  к у ч е р.

     К у ч е р. Здорово,  православные!  Ну давай веревку! Скорей! Ребята,
кто пойдет поможет? На чай перепадет!
     Т и х о н. Нечего там на чай... Пущай дрыхнут, вдвоем справимся.
     К у ч е р. Фуй,  измаялся весь!  Холодно,  в грязи,  ни одного сухого
места...  Вот  что  еще,  милый...  Нет  ли у тебя здесь комнатки,  барыне
погреться? Карету покривило набок, сидеть никак невозможно...
     Т и х о н. Какой еще там комнаты захотела?  Пущай здесь греется, коли
озябла...  Найдем место.  (Подходит к Борцову и очищает около него место.)
Вставайте,  вставайте! Поваляйтесь часик на полу, покеда барыня погреется.
(Борцову.) Привстань-ка, ваше благородие! Посиди! (Борцов приподнимается.)
Вот тебе и место.

                           К у ч е р  выходит.

     Ф е д я. Вот вам и гостья, шут ее принес! Таперь до света не уснешь!
     Т и х о н. Жалко,  что  я  пятнадцати  не  запросил...   Дала   бы...
(Останавливается   перед  дверью  в  ожидательной  позе.)  Вы  же,  народ,
поделикатней... Не говорите слов...

         Входят  М а р ь я  Е г о р о в н а  и за нею  к у ч е р.


                                ЯВЛЕНИЕ V

             Те же, М а р ь я  Е г о р о в н а  и  к у ч е р.

     Т и х о н (кланяется).  Милости просим,  ваше сиятельство! Жилье наше
мужицкое, тараканье. Не побрезгуйте!
     М а р ь я  Е г о р о в н а. Я тут ничего не вижу... Куда же мне идти?
     Т и х о н. Сюда,  ваше сиятельство! (Ведет ее к месту около Борцова.)
Сюда,  милости  просим!  (Дует  на  место.)  Комнатки  у  меня  отдельной,
извините, нету, но вы, сударыня, не сомневайтесь: народ хороший, тихий...
     М а р ь я  Е г о р о в н а (садится рядом с Борцовым).  Какая ужасная
духота! Отворите по крайней мере хоть дверь!
     Т и х о н. Слушаю-с! (Бежит и отворяет настежь дверь.)
     М е р и к. Народ зябнет,  а они двери настежь!  (Встает и захлопывает
дверь.) Что за указчица? (Ложится.)
     Т и х о н. Извините,  ваше  сиятельство,   это   у   нас   дурачок...
юродивенький...  Но вы не пужайтесь, не обидит... Только извините, барыня,
я за десять рублей не согласен... За пятнадцать, ежели угодно...
     М а р ь я  Е г о р о в н а. Хорошо, только поскорей!..
     Т и х о н. Сею минутою...  Мигом мы это самое...  (Вытаскивает из-под
прилавка веревки.) Сею минутою...

                                  Пауза.

     Б о р ц о в (вглядывается в Марью Егоровну). Мари... Маша...
     М а р ь я  Е г о р о в н а (глядя на Борцова). Что еще?
     Б о р ц о в. Мари... Это ты? Откуда ты?

         Марья Егоровна, узнав Борцова, вскрикивает и отскакивает
                           на середину кабака.

(Идет за ней.) Мари,  это я...  Я!  (Хохочет.) Моя жена! Мари! Да где же я
нахожусь? Люди, огня!
     М а р ь я  Е г о р о в н а.  Отойдите  прочь!  Лжете,  это   не   вы!
Невозможно! (Закрывает лицо руками) Это ложь, глупость!
     Б о р ц о в. Голос,  движения...  Мари,  это я! Сейчас я перестану...
быть пьян...  Голова кружится...  Боже мой!  Постой, постой... я ничего не
понимаю. (Кричит.) Жена! (Падает к ее ногам, и рыдает.)

                    Около супругов собирается группа.

     М а р ь я  Е г о р о в н а.  Отойдите прочь! (Кучеру.) Денис, едем! Я
не могу здесь долее оставаться!
     М е р и к (вскакивает и пристально вглядывается ей в лицо).  Партрет!
(Хватает ее за руку.) Она самая! Уй, народ! Жена баринова!
     М а р ь я  Е г о р о в н а.  Пошел прочь, мужик! (Старается вырвать у
него свою руку.) Денис, что же ты смотришь? (Денис и Тихон подбегают к ней
и хватают Мерика под руки.) Это разбойничий  вертеп!  Пусти  же  руку!  Не
боюсь я!.. Подите прочь!
     М е р и к. Постой,  сейчас отпущу... Дай мне сказать тебе одно только
слово... Одно слово, чтоб ты поняла... Постой... (Оборачивается к Тихону и
Денису.) Прочь вы,  хамы,  не держите!  Не выпущу,  покеда слова не скажу!
Постой...  сейчас.  (Бьет себя кулаком по лбу.) Нет, не дал бог разума! Не
могу я тебе этого слова придумать!
     М а р ь я  Е г о р о в н а (вырывает руку). Поди ты прочь! Пьяницы...
Едем, Денис! (Хочет идти к двери.)
     М е р и к (загораживает ей дорогу). Ну, погляди ты на него хоть одним
глазом! Приголубь ты его хоть одним словечком ласковым. Богом молю!
     М а р ь я  Е г о р о в н а. Возьмите от меня этого... юродивого.
     М е р и к. Так  пропадай  же  ты,  проклятая,  пропадом!  (Взмахивает
топором.)

     Страшное волнение. Все вскакивают  с  шумом  и  криком  ужаса.  Савва
становится между Мериком и Марьей Егоровной... Денис с силой отталкивает в
сторону Мерика и выносит свою барыню из кабака. После этого все стоят  как
                    вкопанные. Продолжительная пауза.

     Б о р ц о в (ловит в воздухе руками). Мари... Где же ты, Мари!
     Н а з а р о в н а. Боже мой,  боже мой...  Душеньку мою надорвали вы,
убивцы! И что за ночь окаянная!
     М е р и к (опуская руку с топором). Убил я ее, аль нет?..
     Т и х о н. Благодари бога, цела твоя голова...
     М е р и к. Не   убил,   стало  быть...  (Пошатываясь,  идет  к  своей
постели.) Не привела судьба помереть от  краденого  топора...  (Падает  на
постель   и   рыдает.)   Тоска!  Злая  моя  тоска!  Пожалейте  меня,  люди
православные!

                                 Занавес






 
            
ТАТЬЯНА РЕПИНА
   
                              
                            ДРАМА В 1 ДЕЙСТВИИ
                       (Посвящается А. С. Суворину)

                             ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Оленина.
     Кокошкина.
     Матвеев.
     Зоненштайн.
     Сабинин.
     Котельников.
     Кокошкин.
     Патронников.
     Волгин, молодой офицер.
     Студент.
     Барышня.
     О. Иван, кафедральный протоиерей, старик 70 л.
     О. Николай, молодой священник.
     О. Алексей, молодой священник.
     Дьякон.
     Дьячок.
     Кузьма, церковный сторож.
     Дама в черном.
     Товарищ прокурора.
     Актеры и актрисы.


     Седьмой час   вечера.   Соборная  церковь.  Горят  все  паникадила  и
ставники.  Царские врата открыты.  Поют два хора: архиерейский и соборный.
Церковь полна народа.  Тесно и душно.  Идет венчание.  Венчаются Сабинин и
Оленина.  У первого шаферами Котельников и офицер Волгин,  у  второй -  ее
брат  студент  и товарищ прокурора.  Вся местная интеллигенция.  Роскошные
наряды.  Венчают:  о. Иван в полинявшей камилавке, о. Николай в скуфейке и
лохматый,  очень молодой еще о. Алексей в темных очках; позади и несколько
вправо от о. Ивана - высокий,  тощий дьякон  с  книгой.  В  толпе  местная
труппа с Матвеевым во главе.

     О. Иван (читает).  Помяни,  боже,  и  воспитавшыя  их родители:  зане
молитвы родителей утверждают основания домов.  Помяни,  господи боже  наш,
рабы твоя уневестившияся,  сшедшияся в радость сию.  Помяни,  господи боже
наш,  раба твоего Петра и рабу твою Веру и благослови  я.  Даждь  им  плод
чрева,   доброчадие,  единомыслие  душ  и  телес;  возвыси  я,  яко  кедры
ливанские,  яко лозу  благорозгную.  Даруй  им  семя  класяно,  да  всякое
самодовольство имуще, изобилуют на всякое дело благое и тебе благоугодное;
и да узрят сыны сынов своих, яко новосаждения масличная окрест трапезы их;
и  благоугодивше  пред  тобою,  воссияют,  яко светила на небеси,  в тебе,
господе  нашем.  С  тобою  же  слава,   держава,   честь   и   поклонение,
безначальному твоему отцу и животворящему твоему духу,  ныне и присно и во
веки веков.
     Архиерейский хор (поет). Аминь.
     Патронников. Душно! Это какой у вас орден на шее, Давид Соломонович?
     Зоненштейн. Бельгийский. И зачем так много народу?  Кто  пускал?  Уф!
Русский баня!
     Патронников.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание