На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Небольшие пьесы


Скачать произведение Чехова - "Небольшие пьесы"

Матвеев. Ишь, чего захотел, харя!

                                  Смех.

Тссс!
     Дьякон. Еще  молимся  о  милости,  жизни,  мире,  здравии,  спасении,
посещении рабов божиих Петра и Веры.
     Хор (поет). Господи, помилуй!
     Дьякон. Еще молимся о блаженных...
     В толпе. Да, докторша какая-то... в гостинице...
     Дьякон. ...и приснопамятных, святейших патриарсех православных...
     В толпе. С легкой руки Репиной  это  уж  четвертая  отравляется.  Вот
объясните-ка мне, батенька, эти отравления!
     - Психоз. Не иначе.
     - Подражательность, думаете?
     Дьякон. ...и благочестивых царех и благоверных царицах, и  создателях
святаго храма сего, и о всех прежде почивших отцех и братиях...
     В толпе. Самоубийства заразительны...
     - Сколько психопаток этих развелось, ужас!
     - Тише! Да перестаньте вы ходить!
     Дьякон. ...зде лежащих и повсюду, православных.
     В толпе. Не орите, пожалуйста.

                                  Стон.

     Хор (поет). Господи, помилуй!
     В толпе. Репина своею смертью отравила воздух. Все барыни  заразились
и помешались на том, что они оскорблены.
     - Даже в церкви отравлен воздух. Чувствуете, какое напряжение?
     Дьякон.  Еще  молимся  о  плодоносящих  и  добродеющих  во  святом  и
всечестнем храме сем, труждающихся, поющих и предстоящих людях,  ожидающих
от тебя великия и богатыя милости...
     Хор (поет). Господи, помилуй.
     О. Иван. Яко милостив и человеколюбец бог оси и тебе славу  воссылаем
отцу и сыну и святому духу, ныне и присно и во веки веков.
     Хор (поет). Аминь.
     Сабинин. Котельников!
     Котельников. Ну?
     Сабинин. Ничего...  О  боже  мой...  Татьяна  Петровна  здесь...  Она
здесь...
     Котельников. Ты с ума сошел!
     Сабинин. Дама в черном... это она. Я узнал... видел...
     Котельников.  Никакого  сходства...  Только  что  брюнетка  и  больше
ничего.
     Дьякон. Господу помолимся!
     Котельников. Не шепчись со мной, это неприлично.  Публика  следит  за
тобой...
     Сабинин. Ради бога... Я едва на ногах стою. Это она.

                                  Стон.

     Хор. Господи, помилуй!
     В толпе. Тише! Тссс! Господа, кто там сзади напирает? Тшш!
     - За колонну увели...
     - Нигде от дам проходу нет... Сидели бы дома!
     Кто-то (кричит). Тише!
     О. Иван (читает).  Господи боже наш, во спасительном твоем смотрении,
сподобивый  в  Кане  Галилейстей...  (Оглядывает  публику.)  Народ  какой,
право... (Читает.) ...честный показати брак твоим пришествием... (Возвысив
голос.) Прошу вас потише!  Вы мешаете нам совершать таинство! Не ходите по
церкви,  не разговаривайте и не шумите,  а стойте тихо  и  молитесь  богу.
Так-то.   Надо   страх   божий  иметь.  (Читает.)  Господи  боже  наш,  во
спасительном  твоем  смотрении,  сподобивый  в  Кане  Галилейстей  честный
показати  брак  твоим  пришествием,  сам ныне рабы твоя Петра и Веру,  яже
благоволил еси сочетаватися друг другу,  в  мире  и  единомыслии  сохрани,
честный  их  брак  покажи,  нескверное  их  ложе  соблюди,  непорочное  их
сожительство  пребывати  благоволи,  и  сподоби  я  в  старости   маститей
достигнути,  чистым сердцем, делающи заповеди твоя. Ты бо еси бог наш, бог
еже миловати и спасати,  и тебе славу  воссылаем,  со  безначальным  твоим
отцем, и всесвятым и благим и животворящим твоим духом, ныне и присно и во
веки веков.
     Архиерейский хор (поет). Аминь.
     Сабинин. (Котельникову). Пошли сказать жандармам,  чтоб  не  впускали
никого...
     Котельников. Кого же еще не впускать? Церковь и  так  битком  набита.
Молчи... не шепчи.
     Сабинин. Она... Татьяна здесь.
     Котельников. Ты бредишь. Она на кладбище.
     Дьякон.  Заступи,  спаси,  помилуй  и  сохрани   нас,   боже,   твоею
благодатию!
     Соборный хор (поет). Господи, помилуй.
     Дьякон. Дне всего совершенна, свята,  мирна  и  безгрешна  у  господа
просим.
     Соборный хор (поет). Подай, господи.
     Дьякон. Ангела мирна, верна наставника, хранителя душ и телес наших у
господа просим.
     Хор (поет). Подай, господи!
     В толпе. Этот дьякон никогда не  кончит...  То  господи  помилуй,  то
подай господи.
     - Надоело уж стоять.
     Дьякон. Прощения и оставления грехов и прегрешений  наших  у  господа
просим.
     Хор (поет). Подай, господи!
     Дьякон. Добрых и полезных душам нашим и мира мирови у господа просим.
     В толпе. Опять зашумели! Ну, народ!
     Хор (поет). Подай, господи!
     Оленина. Петр, ты весь дрожишь и тяжело дышишь... Тебе дурно?
     Сабинин. Дама в черном... она... Мы виноваты...
     Оленина. Какая дама?

                                  Стон.

     Сабинин. Репина стонет... Я креплюсь, креплюсь...  Котельников  давит
мне голову венцом... Ничего, ничего...
     Дьякон. Прочее время живота нашего  в  мире  и  покаянии  скончати  у
господа просим.
     Хор. Подай, господи.
     Кокошкин. Вера бледна, как смерть. Гляди, кажется, слезы на глазах. А
он, он... погляди!
     Кокошкина. Я же ей говорила, что публика будет дурно вести  себя!  Не
понимаю, как она решилась тут венчаться. Ехала бы в деревню.
     Дьякон.   Христианския   кончины   живота   нашего,    безболезненны,
непостыдны, мирны и добраго ответа на страшнем судилищи Христове просим.
     Хор (поет). Подай, господи!
     Кокошкина. Надо бы попросить отца Ивана  поторопиться.  На  ней  лица
нет.
     Волгин. Позвольте, я вас сменю! (Сменяет Котельникова.)
     Дьякон. Соединения веры и причастия  святаго  духа  испросивше,  сами
себе, и друг друга, и весь живот наш Христу богу предадим!
     Хор (поет). Тебе, господи!
     Сабинин.  Крепись,  Вера,  как  я...  Да...  Впрочем,  скоро   обедня
кончится. Сейчас поедем... Она это...
     Волгин. Тссс!
     О. Иван. И сподоби нас,  владыко,  со дерзновением неосужденно  смети
призывати тебя, небесного бога отца, и глаголати!
     Архиерейский хор (поет). Отче наш, иже еси на  небесех,  да  святится
имя твое, да приидет царствие твое...
     Матвеев (актерам). Раздвиньтесь немножко, ребятки, я хочу на  коленки
стать... (Становится на колени и кланяется в землю.) Да будет  воля  твоя,
яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и  остави  нам
долги наша...
     Архиерейский  хор.  ...да  будет  воля  твоя,  яко  на  небеси...  на
небеси... хлеб наш насущный... насущный!
     Матвеев. Помяни, господи, усопшую рабу твою Татьяну и прости ей грехи
вольные и невольные, а нас прости и помилуй... (Поднимается.) Жарко!
     Архиерейский хор. ...даждь нам днесь и остави... и остави  нам  долги
наша... якоже и мы оставляем должником нашим... нашим...
     В толпе. Ну, затянули нотное!
     Архиерейский хор. ...и не введи нас... нас... нас! во  искушение,  но
избави нас от лука-а-аваго!
     Котельников  (товарищу  прокурора).  Нашего  жениха   муха   укусила.
Посмотрите, как дрожит!
     Товарищ прокурора. Что с ним?
     Котельников. Даму в черном, что  сейчас  истерика  была,  за  Татьяну
принял. Галлюцинирует.
     О. Иван. Яко твое есть царство,  и сила,  и  слава,  отца  и  сына  и
святого духа, ныне и присно и во веки веков.
     Хор. Аминь.
     Товарищ прокурора. Смотрите, как бы он какой-нибудь штуки не выкинул!
     Котельников. Вы-ыдержит! Не таковский!
     Товарищ прокурора. Да, круто ему приходится.
     О. Иван. Мир всем.
     Хор. И духови твоему.
     Дьякон. Главы ваша господеви приклоните!
     Хор. Тебе, господи!
     В толпе. Сейчас, кажется, водить будут. Тссс!
     - Докторшу вскрывали?
     - Нет еще. Говорят, муж бросил. А ведь Сабинин  тоже  Репину  бросил!
Правда это?
     - Да-а...
     - Я помню, как Репину вскрывали...
     Дьякон. Господу помолимся!
     Хор. Господи, помилуй!
     О. Иван (читает).  Боже,  вся сотворивый крепостию твоею и утвердивый
вселенную,  и  украсивый венец всех сотворенных от тебе,  и чашу общую сию
подаваяй  сочетавающимся  ко  общению  брака,  благослови   благословением
духовным. Яко благословися твое имя и прославися твое царство всегда, ныне
и присно и во веки веков. (Дает Сабинину и Олениной пить вино.)
     Хор. Аминь.
     Товарищ прокурора. Смотрите, как бы ему дурно не сделалось.
     Котельников. Сильная скотина. Выдержит.
     В толпе. Так вы же,  господа,  не  расходитесь,  все  вместе  выйдем.
Зипунов здесь?
     - Здесь. Надо будет окружить карету и свистать минут пять.
     О. Иван. Позвольте ваши руки.  (Связывает Сабинину и Олениной платком
руки.) Не туго?
     Товарищ прокурора (студенту). Давайте мне, юноша, венец, а  вы  шлейф
тащите.
     Архиерейский хор (поет). Исаие ликуй, дева име во чреве...

           О. Иван идет вокруг налоя; за ним молодые и шафера.

     В толпе. Студент запутался в шлейфе.
     Архиерейский хор. ...и роди  сына  Еммануила,  бога  же  и 


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание