На рубеже двух веков Антон Павлович является признанным прозаиком уже не только в России, но и за рубежом. Но здоровье его становится всё хуже и хуже. Писатель вынужденно переезжает в Ялту, продолжая заниматься драматургией. Здесь же он отсылает на публикацию рассказ «Дама с собачкой». Судьба даёт ему ещё немного времени, и он успевает закончить два своих последних шедевра – «Три сестры» и «Вишнёвый сад».

Главная страница

Небольшие пьесы


Скачать произведение Чехова - "Небольшие пьесы"

Лужки мои!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Наши!
     Л о м о в. Мои!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Наши!
     Л о м о в. Мои!


                                    IV

                         Те же и  Ч у б у к о в.

     Ч у б у к о в (входя). Что такое? О чем кричите?
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Папа, объясни, пожалуйста, этому
господину, кому принадлежат Воловьи Лужки: нам или ему?
     Ч у б у к о в (ему). Цыпочка, Лужки наши!
     Л о м о в. Да помилуйте,  Степан Степаныч,  откуда они  ваши?  Будьте
хоть  вы  рассудительным  человеком!  Бабушка моей тетушки отдала Лужки во
временное,  безвозмездное пользование крестьянам вашего дедушки. Крестьяне
пользовались землей сорок лет и привыкли к ней,  как бы к своей,  когда же
вышло Положение...
     Ч у б у к о в. Позвольте,  драгоценный...  Вы  забываете,  что именно
крестьяне не платили вашей бабушке и тому подобное, потому что Лужки тогда
были спорными и прочее...  А теперь всякая собака знает,  вот именно,  что
они наши. Вы, значит, плана не видели!
     Л о м о в. А я вам докажу, что они мои!
     Ч у б у к о в. Не докажете, любимец мой.
     Л о м о в. Нет, докажу!
     Ч у б у к о в. Мамочка,  зачем же кричать так?  Криком,  вот  именно,
ничего  не  докажете.  Я  вашего не желаю и своего упускать не намерен.  С
какой стати? Уж коли на то пошло, милаша моя, ежели вы намерены оспаривать
Лужки и прочее, то я скорее подарю их мужикам, чем вам. Так-то!
     Л о м о в. Не  понимаю!  Какое  же  вы  имеете  право  дарить   чужую
собственность?
     Ч у б у к о в. Позвольте уж мне знать,  имею я  право  или  нет.  Вот
именно,  молодой человек,  я не привык,  чтобы со мною разговаривали таким
тоном и прочее.  Я, молодой человек, старше вас вдвое и прошу вас говорить
со мною без ажитации и тому подобное.
     Л о м о в. Нет,  вы просто меня за дурака считаете  и  смеетесь  надо
мною!  Мою землю называете своею да еще хотите, чтобы я был хладнокровен и
говорил с вами по-человечески!  Так хорошие соседи  не  поступают,  Степан
Степаныч! Вы не сосед, а узурпатор!
     Ч у б у к о в. Что-с? Что вы сказали?
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Папа,  сейчас  же пошли на Лужки
косарей!
     Ч у б у к о в (Ломову). Что вы сказали, милостивый государь?
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Воловьи  Лужки  наши,  и  я   не
уступлю, не уступлю, не уступлю!
     Л о м о в. Это мы увидим! Я вам судом докажу, что они мои!
     Ч у б у к о в. Судом?  Можете подавать в суд,  милостивый государь, и
тому подобное!  Можете! Я вас знаю, вы только, вот именно, и ждете случая,
чтобы судиться и прочее...  Кляузная натура!  Весь ваш род  был  сутяжный!
Весь!
     Л о м о в. Прошу  не  оскорблять моего рода!  В роду Ломовых все были
честные и не было ни одного,  который находился бы под судом за  растрату,
как ваш дядюшка!
     Ч у б у к о в. А в вашем Ломовском роду все были сумасшедшие!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Все, все, все!
     Ч у б у к о в. Дед ваш пил запоем,  а младшая  тетушка,  вот  именно,
Настасья Михайловна, бежала с архитектором и прочее...
     Л о м о в. А ваша мать была кривобокая. (Хватается за сердце.) В боку
дернуло... В голову ударило... Батюшки!.. Воды!
     Ч у б у к о в. А ваш отец был картежник и обжора!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. А тетка - сплетница, каких мало!
     Л о м о в. Левая нога отнялась... А вы интриган... Ох, сердце!.. И ни
для кого не тайна,  что вы перед выборами под... В глазах искры... Где моя
шляпа?
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Низко! Нечестно! Гадко!
     Ч у б у к о в. А сами вы,  вот именно, ехидный, двуличный и каверзный
человек! Да-с!
     Л о м о в. Вот она,  шляпа...  Сердце...  Куда идти? Где дверь? Ох!..
Умираю, кажется... Нога волочится... (Идет к двери.)
     Ч у б у к о в (ему вслед).  И чтоб ноги вашей больше не было у меня в
доме!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Подавайте в суд! Мы увидим!

                      Л о м о в  уходит пошатываясь.


                                    V

          Ч у б у к о в  и  Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.

     Ч у б у к о в. К черту! (Ходит в волнении.)
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Каков негодяй?  Вот и верь после
этого добрым соседям!
     Ч у б у к о в. Мерзавец! Чучело гороховое!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Урод этакий! Присвоил себе чужую
землю, да еще смеет браниться.
     Ч у б у к о в. И  эта  кикимора,  эта,  вот  именно,  куриная слепота
осмеливается еще делать предложение и прочее! А? Предложение!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Какое предложение?
     Ч у б у к о в. Как  же!  Приезжал  за  тем,  чтоб  тебе   предложение
сделать.
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Предложение?  Мне?  Отчего же ты
раньше мне этого не сказал?
     Ч у б у к о в. И во фрак потому нарядился! Сосиска этакая! Сморчок!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Мне?  Предложение? Ах! (Падает в
кресло и стонет.) Вернуть его! Вернуть! Ах! Вернуть!
     Ч у б у к о в. Кого вернуть?
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Скорей,  скорей! Дурно! Вернуть!
(Истерика.)
     Ч у б у к о в. Что   такое?  Что  тебе?  (Хватает  себя  за  голову.)
Несчастный я человек! Застрелюсь! Повешусь! Замучили!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Умираю! Вернуть!
     Ч у б у к о в. Тьфу! Сейчас. Не реви! (Убегает.)

                                  _____

     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а (одна,  стонет).  Что мы наделали!
Вернуть! Вернуть!

                                  _____

     Ч у б у к о в (вбегает). Сейчас придет и прочее, черт его возьми! Уф!
Говори сама с ним, а я, вот именно, не желаю...
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а (стонет). Вернуть!
     Ч у б у к о в (кричит).  Идет он,  тебе говорят.  О, что за комиссия,
создатель,  быть взрослой дочери отцом!  Зарежусь!  Обязательно  зарежусь!
Выругали человека, осрамили, выгнали, а всё это ты... ты!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Нет, ты!
     Ч у б у к о в. Я же виноват, вот именно!

                    В дверях показывается  Л о м о в.

Ну, разговаривай сама с ним! (Уходит.)


                                    VI

            Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а  и  Л о м о в.

     Л о м о в (входит,  изнеможенный).  Страшное   сердцебиение...   Нога
онемела... в боку дергает...
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Простите,  мы погорячились, Иван
Васильевич... Я теперь припоминаю: Воловьи Лужки в самом деле ваши.
     Л о м о в. Страшно сердце бьется...  Мои  Лужки...  На  обоих  глазах
живчики прыгают...
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Ваши, ваши Лужки... Садитесь...

                                 Садятся.

Мы были неправы...
     Л о м о в. Я из принципа... Мне не дорога земля, но дорог принцип...
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.   Именно    принцип...    Давайте
поговорим о чем-нибудь другом.
     Л о м о в. Тем более,  что у меня есть доказательства.  Бабушка  моей
тетушки отдала крестьянам дедушки вашего батюшки...
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Будет,  будет  об   этом...   (В
сторону.) Не знаю, с чего начать... (Ему.) Скоро собираетесь на охоту?
     Л о м о в. По тетеревам,  уважаемая Наталья Степановна,  думаю  после
жнитва начать.  Ах,  вы слышали?  Представьте, какое у меня несчастье! Мой
Угадай, которого вы изволите знать, захромал.
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Какая жалость! Отчего же?
     Л о м о в. Не  знаю...  Должно  быть,  вывихнул  или  другие   собаки
покусали...  (Вздыхает.) Самая лучшая собака, не говоря уж о деньгах! Ведь
я за него Миронову 125 рублей заплатил.
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Переплатили, Иван Васильевич!
     Л о м о в. А по-моему, это очень дешево. Собака чудесная.
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Папа  дал  за  своего Откатая 85
рублей, а ведь Откатай куда лучше вашего Угадая!
     Л о м о в. Откатай  лучше  Угадая?  Что вы!  (Смеется.) Откатай лучше
Угадая!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.  Конечно, лучше! Откатай, правда,
молод,  еще  не  опсовел,  но  по  ладам и по розвязи лучше его нет даже у
Волчанецкого.
     Л о м о в. Позвольте,  Наталья Степановна,  но ведь вы забываете, что
он подуздоват, а подуздоватая собака всегда непоимиста!
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. Подуздоват? В первый раз слышу!
     Л о м о в. Уверяю вас, нижняя челюсть короче верхней.
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а. А вы мерили?
     Л о м о в. Мерил. До угонки он годится, конечно, но если на-завладай,
то едва ли...
     Н а т а л ь я  С т е п а н о в н а.     Во-первых,     наш    Откатай
породистый,  густопсовый,  он  сын  Запрягая  и  Стамески,  а   у   вашего
муругопегого не доберешься до породы... Потом стар


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 


Чехов в Википедии

тут вы найдете полное описание